История одной фотографии. Жанділда Тюлюбаев / История Казахстана / Блоги.Казах.ру — блоги Казахстана, РК
rus / eng / kaz


Если у вас уже есть блог в другом месте — можно автоматически транслировать записи из него в нашу блог-платформу Статья Корпоративные блоги: Как вести? содержит практические советы и примеры
СМИ могут копировать в свой блог ленту новостей или статей. Дополнительное внимание и комментарии обеспечены. Любой блог можно сделать коллективным. Для этого надо определенным (или всем) пользователям дать права на запись в него. Можно ставить записям будущее время. Запись будет в черновиках и в указанную минуту автоматически опубликуется.












История Казахстана



Интересные факты из истории Казахстана. Портал «История Казахстана» — e-history.kz.

Блог ehistory
Автор блога
Лента друзей
Войти Регистрация



История одной фотографии. Жанділда Тюлюбаев


Нет у нас в Казахстане семей, которых не затронула бы война. Чьи-то отцы, деды, матери, бабушки принимали в ней участие. Были ли они тыловики, бойцы или боролись против врага пером — вклад в победу каждого не будет забыт. Так обычно начинают или заканчивают каждое сочинение на тему Великой Победы. И я так начну.

С детства тема Великой Отечественной войны меня привлекала. И, как каждому ученику, ближе к девятому мая мне всегда надо было рассказывать о членах семьи, принимавших в ней участие. К сожалению, я никогда не мог слышать рассказы аташки (дедушки) вживую. Тюлюбаев Жанділда умер задолго, почти за 30 лет, до моего рождения. И единственным человеком, кто мог мне рассказать хоть что-нибудь, был мой отец.

Папа мне с детства говорил: «Твой дед был героем». По его рассказам с детства я помнил только лишь несколько подробностей. В шесть лет я знал точно, что мой аташка, пулеметчик, был три раза в плену и любил Родину. Все подробности я узнал, когда папа увидел, как в одной компьютерной игре я бегал по полям Сталинграда и убивал фашистов. Мы заговорили с ним об оружии, о танках, о солдатах. Разговор немного перерастал в спор о вооружении, когда вдруг отец начал рассказывать о дедушке.


«...Жил твой дед в обычной семье: два брата, родители и он. В 7 лет его отдали в медресе, что было редкостью в казахской степи. Многие хотели, но не все могли получить образование. После он 4 года учился в Церковно-приходской школе. Поступая в Оренбург, знал 3 языка в совершенстве: арабский, русский, казахский. Но учиться долго не пришлось: ведь с июля по август 1941 года всех забирали на фронт. После двухнедельной подготовки отправили его на линию фронта. В 1942 году определили на Сталинградский фронт.

Твой дедушка был пулеметчиком. Прикрывал своих друзей в наступлении, держал позиции при отступлении. Когда получил ранение в плечо, старался как можно быстрее вернуться в строй. Много у него было друзей, и все они были братьями.

Аташка рассказывал, что нередко эмоции брали верх, и он, видя, как его братьев-солдат закапывали, непроизвольно пускал слезу. Он часто записывал в свою маленькую потрепанную записную книжку имена погибших друзей, но никогда не считал, скольких врагов он убил сам.

За героизм в одном из отступлений, за верное служение воинскому долгу Тюлюбаев Жанділда был награжден медалью «За отвагу» и орденом «Красной звезды».
В феврале1943 года недалеко от Сталинграда его отряд взяли в кольцо. Выживших и раненых, способных продолжать воевать, осталось немного. Винтовки, автоматы, пара гранат, патронов минут на двадцать стрельбы и один пулемет. Дед твой не прекращал подавляющий огонь, менял много раз позицию, чтобы прикрывать тот или иной фланг. Обычно пулемет сильно не перегревался, но в тот день он был горячий из-за того, что огонь надо было вести так часто, что ствол не успевал остывать. Когда послышался скрежет танка, аташка потерял сознание то ли от недалеко ударившего снаряда, то ли от гранаты. Так он попал в плен к немцам.

Твой дед точно не знал, в каком он был концлагере и как далеко до линии фронта. Шли дни, недели, он познакомился со многими военнопленными. Были и уроженцы родной степи. Приятнее всего, по его словам, было поговорить на родном языке о близких сердцу местах, о мирных временах, о проблемах, которые были раньше, и о том, какими сложными они казались до наступления войны.

Жизнь в лагере была ужасна, но страшее всего было, когда надзиратели или люди повыше чином просто так могли кого-нибудь лишить жизни. Несколько раз его чуть было не убили. Как, рассказывал аташка, всех пленных выгоняли во двор, сажали на колени в несколько рядов, надевали мешки на голову и связывали по ногам и рукам. Кто-то из главных надзирателей брал саперную лопату и бил по голове с размаху, насмерть: в кого попадет, те падали со стоном на землю. Самое страшное было, когда шаги приближались к тебе и стон очередного убитого раздавался вблизи. Так, открыв глаза, аташка и другие выжившие видели по нескольку трупов около себя.

Жизнь в концлагере казалась мучительно бесконечной. Но больше всего он беспокоился о своей матери, твоей ажешке (бабушке). Аташка знал, что если она долго не будет получать письма, дольше, чем обычно, то заподозрит неладное. А если придет весточка о смерти, то горю ее не будет конца. Так пробыл он в плену около года. Пока не начался бунт.

Твой дедушка, конечно, знал, что готовится бунт и даже принимал в нем активное участие. Всё началось, когда пленники узнали, что линия фронта приближается к их концлагерю. Числом больших потерь пленные все же смогли захватить концлагерь, а потом еще около двух дней ждали помощи. Но вместо Красной армии пришли американцы. Они взяли всех пленных и отвезли в лагерь на остров, принадлежащий США. Условия для жизни там были лучше, и никого почти не убивали: ведь пленные были гражданами страны-союзницы. В 1945 году после подписания мирного договора пленных начали отправлять обратно в свои страны. И американцы предлагали всем пленным либо стать гражданами США и перевезти всю семью с собой, либо вернуться домой. Аташка и большинство советских пленных вернулись на Родину, но некоторые приняли предложение американцев.

По прибытии в Советский Союз всех пленных, прибывших с острова, проверял СМЕРШ (прим ред. — «Смерть шпионам» — контрразведывательные организации). И деду твоему дали десять лет ссылки в Бурятию на угольные шахты с аннулированием всех званий и наград. Но ему это уже было безразлично: ведь он хотел быстрее воссоединиться с семьей. А награды еще немцы отобрали.

После полугода работы на шахтах твой дед отправил письмо домой. Когда его жена получила эту весточку, она очень обрадовалась и вскоре переехала в Бурятию. Они переписывались редко, но каждое письмо было дорого. Годы шли долго: ведь в ожидании любимого человека время идет медленнее. В 1951 году деда досрочно освободили. И в 1955 году, когда мне было четыре года, мы вернулись на Родину и жили мирно и безмятежно. А в 1964 году аташка умер. Мне было 14 лет. Наверно, он прожил бы больше, если бы не тягости войны...".Окончив рассказ, отец задумчиво осмотрелся, взглянул на меня... Компьютер к тому времени перешел в спящий режим. Он поцеловал меня, взглянул на часы, попрощался и пошел на работу. Через несколько дней папа принес мне фотографию человека со строгим исхудавшим лицом. Грозного, боевого и, видно, что много вытерпевшего человека. Это был мой дедушка.

Вот так война меняет не только лица, но и жизнь... Тяжелый жизненный путь, множество преград и испытаний, мучений и слез. История жизни одного бойца, пленного, патриота. Со счастливым концом...

Жандiлда Медет,
ученик 10 класса гимназии № 3,
г. Павлодар, Павлодарская область


Становитесь участниками нашего фотопроекта «История одной фотографии», и мы опубликуем и вашу историю.


Теги: История одной фотографии