История Казахстана / Блоги.Казах.ру — блоги Казахстана, РК
rus / eng / kaz


СМИ могут копировать в свой блог ленту новостей или статей. Дополнительное внимание и комментарии обеспечены. Статья Корпоративные блоги: Как вести? содержит практические советы и примеры
Можно ставить записям будущее время. Запись будет в черновиках и в указанную минуту автоматически опубликуется. Любой блог можно сделать коллективным. Для этого надо определенным (или всем) пользователям дать права на запись в него. Если у вас уже есть блог в другом месте — можно автоматически транслировать записи из него в нашу блог-платформу












История Казахстана



Интересные факты из истории Казахстана. Портал «История Казахстана» — e-history.kz.

Блог ehistory Автор блога
Лента друзей
Войти Регистрация




С каждым годом уходят свидетели той страшной войны. Совсем скоро услышать подлинный рассказ из уст очевидца будет невозможно. Потому нужно запоминать и записывать эти бесценные истории.

Я и не знал, что на соседней улице живет такой интересный человек — гвардии старшина медицинской службы, обладатель медали «За отвагу», ордена «Красной звезды», бессменный санинструктор с 1943 по 1945 год — Севальнева Лидия Михайловна. 5 мая 2014 года ей исполнилось 87 лет.



Она не любит рассказывать о войне, как и о себе. 22 июня 1941 года Лидии было всего пятнадцать лет. Девушка закончила семь классов и собиралась учиться дальше. То солнечное и тихое воскресенье Лида помнит, как вчера: тревожный голос диктора по радио, общее смятение, а на другой день на Донецк обрушились бомбовые удары — город был крупным стратегическим узлом.

В шестнадцать лет девочка Лида, прибавив себе год, поступает в Донбасскую школу санинструкторов. Полтора месяца медицинской службы при действующем госпитале, и весь курс — семьдесят девушек, отправляется на фронт, на передовую, в самое пекло. Они умели только самое основное: делать перевязки, оказывать первую помощь; а всему — как выжить, преодолеть страх, как научиться под пулями и артобстрелом на стон или крик ползком подбираться к раненому бойцу, бинтовать его, останавливать кровь, перекладывать на носилки и дальше передавать для транспортировки санитару — учила война. Война учила безошибочно определять, жив ли солдатик, или ничья помощь на этом свете ему уже не понадобится…

Девочка Лида только раз упала в обморок, увидев сильное кровотечение — но это было еще в период обучения в школе санинструкторов. Раненый, поступивший в госпиталь, был сильно искалечен, но юная медсестра сумела справиться со своей слабостью: потом, на фронте, кровь и страдания станут тяжелыми и неизбежными атрибутами ее повседневной работы, но того, первого тяжелораненого, она запомнит навсегда.

В разведроте она сразу заняла место санинструктора — девушки, погибшей в бою под Днепром, на Украине. Это был 1943 год, переломный и судьбоносный. Наши войска уверенно наступали, в Красной Армии появились первые трофейные автомобили, «студебеккеры» союзников — американцев и перевозить раненых стало легче. Даже тяжелую и неудобную винтовку, которую медсестре полагалось вместе с двумя сумками, набитыми бинтами и лекарствами, таскать на ремне через плечо, часто перемещаясь ползком, к этому времени заменили на трофейный пистолет. Их часть в составе 2-го Украинского фронта уверенно продвигалась по Болгарии, Югославии, Румынии.

Советские войска в этих краях местные жители встречали как освободителей. Бои с фашистами были тяжелыми, но как вспоминает Лидия Михайловна, на фронте говорили — кто не видел 41-го года, тот не знает войны… Поэтому санинструктор Лида точно знала, что самое страшное уже позади.

Она считает, что ей повезло во всем, ведь 1941 год она видела лишь в оккупации, а не на фронте — хотя разве жизнь в занятом врагами, маленьком украинском городишке менее страшна? Повезло же в том, что землячка-немка, узнав о готовящейся отправке молодежи в Германию (в рабство!), предупредила ее, и Лида успела спрятаться. И в своем решении идти на фронт в 1943 году, она тоже не видит ничего героического, говорит, что многое тогда так и поступали, прибавляли себе возраст и отправлялись под пули.
— Тогда дети рано взрослели, время было такое, — говорит Лидия Михайловна.

Нам, к великому счастью, не дано пережить того, что Лидия Михайловна считает не героизмом, а просто тяжелой повседневной работой. И героиней себя не считает, говорит, что она просто была «как все».

— Несправедливо писать только о героизме воинов — фронтовиков, — уверена она. — Первую половину войны я провела в оккупации, потом в тылу, видела, как жили и трудились люди, и считаю, что наград, пенсий и уважения достойны все, дожившие до Победы. Героями тогда действительно были все, включая женщин и детей. Ведь даже просто верить в Победу, когда полстраны — под врагом, по плечу лишь сильным!.

Сегодня нас интересуют не столько исторические события, сколько люди в истории, характеры, мечты, надежды, судьбы… Именно то, чему, как мне кажется, раньше уделялось меньше внимания в письменных свидетельствах о войне. Поэтому спрашиваю я о том, что мне интересно давно:

— Лидия Михайловна, каково женщине, (вернее девчонке совсем, какой были Вы), на войне, в окружении мужчин, ведущих кровавую борьбу за свою землю?

— За три года на войне я слова грубого не услышала в наш адрес ни от кого! Женщинам на войне всегда тяжело, мы от природы совсем для другого созданы. Тяжело было военным поварихам. Бывает, что почти нет запасов, все продукты на исходе, но из чего хочешь, из того и придумай, свари еду бойцам; где хочешь добудь, но солдат должен быть обеспечен хорошей горячей пищей. Ведь какой из него воин-то, из отощавшего и голодного?!

Тяжело было радисткам. На войне это преимущественно женская работа. А уж как тяжело прачкам! В середине войны, на её переломе, о бойцах стали заботиться больше, и командование приказало чаще менять одежду бойцам, чинить и хорошо стирать её. Поэтому за полком передвигалась целая спецбригада прачек. Стирка вручную, часто в холодной воде, с использованием примитивных моющих средств, по дедовскому методу — тереть до белизны — разве это не каторжный труд? И под артобстрелы и пули прачки попадали наравне со всеми.

Нам, медсёстрам, тоже нелегко было. Но нам всем, как и остальным женщинам на войне, мужчины всегда старались помочь: перенести носилки с ранеными, поднять чан с водой, починить сломавшийся механизм, в общем, подставить сильное мужское плечо. И, самое главное, просить об этом не надо было. Солдаты и офицеры относились к нам очень бережно, нас называли сестричками, сёстрами. Люди на войне оставались людьми, -вспоминает Лидия Михайловна.

А женщина на войне остаётся женщиной. Я смотрю на другую фронтовую фотографию. На ней ровный строй офицеров, все в галифе и сапогах. Это фото сделано в Болгарии. На площади освобождённого города бойцы выстроились в ряд для вручения наград. Лиду тоже наградят в тот день Орденом Красной Звезды. И даже на маленькой нерезкой фотографии с первого взгляда видно, что в строю одна женщина среди мужчин.


— Лидия Михайловна, а приходилось ли Вам стрелять из трофейного пистолета?

Моя собеседница нехотя отвечает:

— Да, один раз. Но мне не хотелось бы об этом говорить.

Я настаиваю, и она рассказывает:

— Это было в конце войны, в 1945. В Венгрии, на реке Грон, у маленького села Солгины, мы попали в окружение. Чувствуя близкий конец, противник яростно сопротивлялся. Мы то отступали, то наступали, продвигаясь на Будапешт. И наша бригада попала в западню. Много там полегло народу, очень много, тысячи и тысячи. Это были самые большие потери. Самое обидное — умереть в конце войны, когда все чувствуют скорый конец боям и ждут победы. Там пришлось пострелять и мне из своего пистолета. Это была чистая самооборона. Мы бежали, нас преследовали. Не хочется вспоминать, тяжело…

Только теперь до меня доходит, что для Лидии Михайловны те далёкие погибшие однополчане до сих пор живы, и она снова переживает их гибель, вспоминая об этом сражении… И поэтому ноет сердце. Ангел ли хранитель, как считает Лидия Михайловна, уберёг её и довёл до самого Дня Победы, который она встретила там же, в Венгрии. Или это была та самая солдатская удача, что хранит смелых, но ещё раз стреляла из своего трофейного медсестра Лида в День Победы, 8 мая, вместе с со своими однополчанами, салютуя Победе. И такая стрельба стояла целый день!

— Я очень счастливый человек, — говорит Лидия Михайловна. — Я прошла Великую Отечественную войну, выжила, много видела стран, людей, маленьких и великих, вошедших в мировую историю, была ранена, но жива. Живу в дружной семье моего сына, у меня много внуков и уже четыре правнука. Сегодня мне 87 лет, но мне очень хочется жить и видеть близких мне людей, радоваться жизни вместе с ними. Поэтому хочу предостеречь современных молодых людей, которые ведут себя так, будто уже давно устали от жизни и бездумно губят её алкоголем. Жизнь так хороша, держитесь за неё, не подвергайте её риску! Живите и радуйтесь!
Как же Вы правы, Лидия Михайловна! Ведь кто, как не вы, фронтовики, так точно знает цену жизни…

Бергер Данила,
ученик 5 класса гимназии № 5,
г. Шахтинск, Карагандинская область


Становитесь участниками нашего фотопроекта «История одной фотографии», и мы опубликуем и вашу историю.
Теги: История одной фотографии, ВОВ, победа

Многие из тех, кто учился в советское время, знают по учебникам истории, что Знамя Победы над Рейхстагом первыми водрузили младший сержант Кантария и сержант Егоров.

Но на самом деле все было совсем иначе. Всего при штурме Рейхстага было установлено около 40 знамен. Но самое первое красное знамя над главным входом Рейхстага водрузили казахстанец Рахимжан Кошкарбаев и россиянин Григорий Булатов.

Теги: Рахимжан Кошкарбаев, Григорий Булатов, ВОВ, победа

Казахстан является многонациональным государством, в котором обрели вторую родину более 130 национальностей и народностей. Комфортно и уютно чувствуют себя и белорусы, проживающие в Казахстане.

История белорусско-казахских отношений началась давно. Вначале, еще до 1997 года, они носили эпизодический характер: были зафиксированы отдельные, довольно редкие факты нахождения в Казахстане выходцев из Беларуси. А затем появились переселенцы — крестьяне, которые ехали в Казахстан в поисках лучшей доли в начале XX века по ходу Столыпинской аграрной реформы. Однако число их было незначительно, основная масса осела в Приуралье и Сибири. Первые белорусские переселенцы появились сначала на территории Северного Казахстана и гораздо позже на Востоке.

С началом Великой Отечественной войны из Беларуси были эвакуированы люди, заводы, научные и культурные заведения. Казахстан стал также местом размещения многих тыловых госпиталей, где долечивались раненые советские воины. Здесь нашли приют и работу 10,7 тысячи рабочих и служащих, эвакуированных из Беларуси, члены их семей. Сюда были вывезены коллективы Белорусского театра оперы и балета, витебского областного драматического театра имени Я. Коласа, многие из белорусских кинематографистов. В Алма-Ате находилась и певица Белорусского театра оперы и балета Л. Александровская. Она выступала с казахской артисткой Куляш Байсеитовой в рабочих клубах Алматы и Караганды, в армейских госпиталях и в прифронтовой полосе.




С началом освоение целинных и залежных земель в Казахстан выехали десятки тысяч крестьян, специалистов в сфере сельского хозяйства, многие из них там остались. В составе студенческих стройотрядов там работали многие молодые белорусские поэты. Возвращаясь, вместе с пылью казахстанской степи, с солнечным загаром, привозили домой романтичные стихотворения.




Ассоциация белорусов Казахстана зарегистрировала официальное название на учредительной конференции в 2002 г. К тому времени уже 10 лет действовал национальный культурный центр «Беларусь». НКЦ «Беларусь» поддерживает дружеские отношения с другими национально — культурными объединениями и работает в тесном контакте с Ассамблеей Народа Казахстана.

К концу девяностых годов национальные культурные центры белорусов были созданы в Павлодаре, Усть-Каменогорске, Астане, Костанае, Караганде, Кокшетау, Петропавловске. Они формировались и крепли вместе с АНК. Сегодня их в Республике зарегистрировано более десяти.

По состоянию на 31 января 2014 года в национальном составе Казахстана насчитывается 60295 этнических белорусов. С 1999 года количество белорусов сократилось на 16,2 процента. Больше всего выходцев из Беларуси проживают в следующих областях Казахстана: Костанайской — 21,1 тыс. человек, Карагандинской — 18,2 тыс. человек, Акмолинской — 16,3 тыс. человек, Северо-Казахстанской — 9,7 тыс. человек.



Данные переписей с 1897 по 2009
Теги: белорусы, Белорусь

Нет у нас в Казахстане семей, которых не затронула бы война. Чьи-то отцы, деды, матери, бабушки принимали в ней участие. Были ли они тыловики, бойцы или боролись против врага пером — вклад в победу каждого не будет забыт. Так обычно начинают или заканчивают каждое сочинение на тему Великой Победы. И я так начну.

С детства тема Великой Отечественной войны меня привлекала. И, как каждому ученику, ближе к девятому мая мне всегда надо было рассказывать о членах семьи, принимавших в ней участие. К сожалению, я никогда не мог слышать рассказы аташки (дедушки) вживую. Тюлюбаев Жанділда умер задолго, почти за 30 лет, до моего рождения. И единственным человеком, кто мог мне рассказать хоть что-нибудь, был мой отец.

Папа мне с детства говорил: «Твой дед был героем». По его рассказам с детства я помнил только лишь несколько подробностей. В шесть лет я знал точно, что мой аташка, пулеметчик, был три раза в плену и любил Родину. Все подробности я узнал, когда папа увидел, как в одной компьютерной игре я бегал по полям Сталинграда и убивал фашистов. Мы заговорили с ним об оружии, о танках, о солдатах. Разговор немного перерастал в спор о вооружении, когда вдруг отец начал рассказывать о дедушке.


«...Жил твой дед в обычной семье: два брата, родители и он. В 7 лет его отдали в медресе, что было редкостью в казахской степи. Многие хотели, но не все могли получить образование. После он 4 года учился в Церковно-приходской школе. Поступая в Оренбург, знал 3 языка в совершенстве: арабский, русский, казахский. Но учиться долго не пришлось: ведь с июля по август 1941 года всех забирали на фронт. После двухнедельной подготовки отправили его на линию фронта. В 1942 году определили на Сталинградский фронт.

Твой дедушка был пулеметчиком. Прикрывал своих друзей в наступлении, держал позиции при отступлении. Когда получил ранение в плечо, старался как можно быстрее вернуться в строй. Много у него было друзей, и все они были братьями.

Аташка рассказывал, что нередко эмоции брали верх, и он, видя, как его братьев-солдат закапывали, непроизвольно пускал слезу. Он часто записывал в свою маленькую потрепанную записную книжку имена погибших друзей, но никогда не считал, скольких врагов он убил сам.

За героизм в одном из отступлений, за верное служение воинскому долгу Тюлюбаев Жанділда был награжден медалью «За отвагу» и орденом «Красной звезды».
В феврале1943 года недалеко от Сталинграда его отряд взяли в кольцо. Выживших и раненых, способных продолжать воевать, осталось немного. Винтовки, автоматы, пара гранат, патронов минут на двадцать стрельбы и один пулемет. Дед твой не прекращал подавляющий огонь, менял много раз позицию, чтобы прикрывать тот или иной фланг. Обычно пулемет сильно не перегревался, но в тот день он был горячий из-за того, что огонь надо было вести так часто, что ствол не успевал остывать. Когда послышался скрежет танка, аташка потерял сознание то ли от недалеко ударившего снаряда, то ли от гранаты. Так он попал в плен к немцам.

Твой дед точно не знал, в каком он был концлагере и как далеко до линии фронта. Шли дни, недели, он познакомился со многими военнопленными. Были и уроженцы родной степи. Приятнее всего, по его словам, было поговорить на родном языке о близких сердцу местах, о мирных временах, о проблемах, которые были раньше, и о том, какими сложными они казались до наступления войны.

Жизнь в лагере была ужасна, но страшее всего было, когда надзиратели или люди повыше чином просто так могли кого-нибудь лишить жизни. Несколько раз его чуть было не убили. Как, рассказывал аташка, всех пленных выгоняли во двор, сажали на колени в несколько рядов, надевали мешки на голову и связывали по ногам и рукам. Кто-то из главных надзирателей брал саперную лопату и бил по голове с размаху, насмерть: в кого попадет, те падали со стоном на землю. Самое страшное было, когда шаги приближались к тебе и стон очередного убитого раздавался вблизи. Так, открыв глаза, аташка и другие выжившие видели по нескольку трупов около себя.

Жизнь в концлагере казалась мучительно бесконечной. Но больше всего он беспокоился о своей матери, твоей ажешке (бабушке). Аташка знал, что если она долго не будет получать письма, дольше, чем обычно, то заподозрит неладное. А если придет весточка о смерти, то горю ее не будет конца. Так пробыл он в плену около года. Пока не начался бунт.

Твой дедушка, конечно, знал, что готовится бунт и даже принимал в нем активное участие. Всё началось, когда пленники узнали, что линия фронта приближается к их концлагерю. Числом больших потерь пленные все же смогли захватить концлагерь, а потом еще около двух дней ждали помощи. Но вместо Красной армии пришли американцы. Они взяли всех пленных и отвезли в лагерь на остров, принадлежащий США. Условия для жизни там были лучше, и никого почти не убивали: ведь пленные были гражданами страны-союзницы. В 1945 году после подписания мирного договора пленных начали отправлять обратно в свои страны. И американцы предлагали всем пленным либо стать гражданами США и перевезти всю семью с собой, либо вернуться домой. Аташка и большинство советских пленных вернулись на Родину, но некоторые приняли предложение американцев.

По прибытии в Советский Союз всех пленных, прибывших с острова, проверял СМЕРШ (прим ред. — «Смерть шпионам» — контрразведывательные организации). И деду твоему дали десять лет ссылки в Бурятию на угольные шахты с аннулированием всех званий и наград. Но ему это уже было безразлично: ведь он хотел быстрее воссоединиться с семьей. А награды еще немцы отобрали.

После полугода работы на шахтах твой дед отправил письмо домой. Когда его жена получила эту весточку, она очень обрадовалась и вскоре переехала в Бурятию. Они переписывались редко, но каждое письмо было дорого. Годы шли долго: ведь в ожидании любимого человека время идет медленнее. В 1951 году деда досрочно освободили. И в 1955 году, когда мне было четыре года, мы вернулись на Родину и жили мирно и безмятежно. А в 1964 году аташка умер. Мне было 14 лет. Наверно, он прожил бы больше, если бы не тягости войны...".Окончив рассказ, отец задумчиво осмотрелся, взглянул на меня... Компьютер к тому времени перешел в спящий режим. Он поцеловал меня, взглянул на часы, попрощался и пошел на работу. Через несколько дней папа принес мне фотографию человека со строгим исхудавшим лицом. Грозного, боевого и, видно, что много вытерпевшего человека. Это был мой дедушка.

Вот так война меняет не только лица, но и жизнь... Тяжелый жизненный путь, множество преград и испытаний, мучений и слез. История жизни одного бойца, пленного, патриота. Со счастливым концом...

Жандiлда Медет,
ученик 10 класса гимназии № 3,
г. Павлодар, Павлодарская область


Становитесь участниками нашего фотопроекта «История одной фотографии», и мы опубликуем и вашу историю.
Теги: История одной фотографии
Предлагаем вашему вниманию самые яркие истории любви из жизни великих людей Казахстана.

Динмухамед Кунаев и Зухра Шариповна




Динмухамед Ахмедович считал каждый день, прожитый с любимой супругой Зухрой Шариповной. Говорил: «Я с женой прожил 50 лет 6 мес и 2 дня». В конце сентября 1939 года Кунаев вылетел из Балхаша в Алма-Ату. Провел много встреч с деятелями ЦК. В этот же вечер встретился с Зухрой.

Рассказал ей, что теперь будет работать в Риддере и спросил: «Как ты смотришь, Зухра, если в Риддер мы поедем вместе?» Это было признание в любви и предложение Зухре стать его женой. Она согласилась, и это были самые счастливые дни жизни Динмухамеда Ахмедовича Кунаева. Вот, что говорил об этом сам Динмухамед Ахмедович:

«Я благодарю судьбу, что соединил жизнь с любимым, чутким, внимательным и обаятельным человеком. Наша веселая свадьба состоялась 18 октября на квартире у моей старшей сестры Амины Ахмедовны. Нашими гостями были мои товарищи по институту, преподаватели Казахского горно-металлургического института, инженеры Жаксыбаев, Кравченко, дядя Зухры Гариф Шарипович с молодой женой. Гостями нашей свадьбы были и мои сестры…». Детей, к сожалению, у супруг Кунаевых не было, но это им не помешало прожить долгую совместную жизнь.

Ахмет Байтурсынов и Бадрисафа Мухамедсадыккызы



Неизменной спутницей жизни Ахмета Байтурсынова была его любимая жена. Будучи учительницей в русско-казахской школе в с. Аулиеколь, познакомилась с Ахметом Байтурсыновым. В этом же 1896 году они бракосочетались в мечети города Троицка. С этого времени Александра Ивановна начала исповедовать ислам. Муж с согласия жены дал ей другое имя – Бадрисафа Мухамедсадыккызы. В народе до сих пор из уст в уста передаются легенды об их чистой красивой любви, которую Ахмет и Бадрисафа сумели пронести через всю свою жизнь, полную лишений и страданий.

Ильяс Есенберлин и Диляра Жусупбекова




Диляра и Ильяс познакомились в оперном театре..Любовь между молодыми людьми вспыхнула мгновенно. Да и не мог девушке не понравиться бывший офицер с медалями на френче. Разве что он сильно хромал и не расставался с тросточкой – последствия тяжелого ранения в ногу давали о себе знать.

Вроде все было хорошо и это была выгодная партия для Есенберлина, особенно с точки зрения сегодняшних меркантильных женихов – дочь министра юстиции Казахстана Хамзы Жусупбекова, но вот только репрессированного и расстрелянного. То есть Диляра была дочерью "врага народа" и автоматически входила в категорию ЧСИР (член семьи изменника родины). Отношения с такой девушкой сразу бы поставили крест и на карьере, и на судьбе любого. Кстати, Диляра сразу предупредила Ильяса, что она дочь репрессированного. Обычно после такого признания многочисленные кавалеры быстро исчезали. Но не таким был Ильяс Есенберлин. В ответ на это признание он тоже признался: "Я люблю тебя. И хочу, чтобы ты стала моей женой". Ильяс Есенберлин очень любил и уважал свою Диляру. Она оказалась достойной такого отношения и разделила с Ильясом его сложную жизнь; она вдохновляла его на творческие искания и спасла от тяжелого недуга. Ильяс выбрал себе в спутницы жизни не просто красивую девушку, а человека, на чью долю с юных лет досталась столько трагических и драматических событий, что можно только удивляться, как она все это выдержала, не сломалась и не очерствела душой.

Сабит и Мариам Мукановы




Вместе супруги прожили чуть менее полувека. Жизнь Мариям Мукановой подтверждает слова, что "за каждым великим мужчиной стоит великая женщина". Мариям апай была не только первым читателем, критиком и советчиком Сабита Муканова, но и его музой. Она знала многих представителей эпохи великих литературных деятелей прошлого века, оказывала всевозможную поддержку мужу. А о гостеприимстве женщины слагали легенды. Вместе они воспитали шестерых детей. Доброта и мудрость - главные качества супруги писателя - помогали Сабиту Муканову полностью сосредоточиться на работе. Для многих людей она являлась примером того, какой должна быть настоящая мать и жена. Мариям апай говорила, я счастливая женщина, прожила с Сабитом 47 лет и мне не на что жаловаться. Буду счастлива, даже если сейчас меня бог к себе заберет.

Сакен Сейфуллин и Гульбахрам-апай




Когда Сакена арестовали, Гульбахрам было всего 28 лет. Всеми покинутая, отвергнутая, Гульбахрам вынуждена была искать приют у своих родственников. По дороге к ним умер маленький сын Аян. В горе, смятении она даже не запомнила остановку - место погребения. Могила Аяна будет найдена только через десять лет после ее смерти. Очнувшись от шока, она снова обрела силы к сопротивлению, к борьбе. Обивала пороги НКВД, узнавая о судьбе Сакена, Познакомилась она и с прелестями АЛЖИРа (Акмолинский лагерь жен изменников родины). Но ничто не могло ее унизить. Она знала, что должна выжить и быть достойной своего любимого. Когда Сакена посмертно реабилитировали, Гульбахрам приехала на празднование его юбилея в Караганду, привезла всем подарки и ходила на все собрания. Глаза ее сияли радостью от того, что дело Сакена признано, но в душе не заживала рана: она умерла вместе с Сакеном, сохранилась лишь оболочка живого человека, потому что она должна была сделать все, чтобы отстоять до конца честь мужа.

Балуан Шолак и Галия




С женщинами у Балуана Шолака были особые отношения: он всегда увлекался красавицами и, как и подобает поэту, был влюбчив. Яркая внешность, удаль, невероятная мощь, сильный голос сделали акына самым желанным мужчиной в степи. Но лишь одна женщина оставила в его жизни неизгладимый след. Звали ее Галия. И была она дочкой зажиточного аргынского купца Тлеу. Высокая светлолицая красавица еще ребенком была просватана за состоятельного, но нелюбимого Биржана. За него она вышла замуж. И тогда-то ее встретил Балуан Шолак. Влюбленные встречались тайно. До тех пор, пока об этом не узнал обманутый муж.

Жестоко избитая, в одной рубашке Галия возвращается в родительский дом. Балуан Шолак готов был жениться на своей любимой. Но оскорбленный муж через суд биев потребовал возврата калыма. Не веря судьям, батыр отправился в Кокчетав, чтобы собрать нужное количество скота. В Кокчетаве его обвинили в краже скота, и он оказался в тюрьме, тогда как Галия выиграла судебное дело. Теперь она была свободна, но об ее любимом ничего не известно. Степные слухи доносят до нее разное: Балуан Шолак бежал, он многоженец, а теперь и каторжник, угнанный в Сибирь навсегда... Галия в отчаянии, по велению отца вновь выходит замуж. Теперь она - вторая жена известного в городе человека. А друзья Балуана договорились о переводе его в тюрьму города, где жила Галия. Акын сам не свой в ожидании встречи с любимой. Тогда-то и родилась самая известная песня Балуана Шолака, - «Галия». Но Шолак и Галия так и не обрели семейного счастья.

Абулхаир хан и ханша Бопай




Некоторые исследователи считают, что роль хана Абулхаира в истории Великой степи могла быть совсем иной, если бы не его супруга — ханша Бопай. Ханша отличалась привлекательной внешностью и глубоким интеллектом, волевым характером и самодостаточностью, определенной независимостью в суждениях и поступках и в то же время врожденным политическим тактом. Благодаря ее сильному влиянию на супруга и его окружение историки считают ее одной из самых выдающихся казахских женщин эпохи средневековья и нового времени. Бопай-ханым была не только верной спутницей в жизни, но и надежным сподвижником и умным советником в общественных делах. Ханша Бопай почти на треть века пережила своего мужа хана Абулхаира. Ее брак с Абулхаиром был вполне удачным во многих отношениях, в том числе и потому, что в нем любящие супруги имели шестерых детей: пятерых сыновей – Нуралы, Ералы, Ходжа-Ахмета, Айшуака, Адиля и дочь Зулейху.

Жангир хан и ханша Фатима




Одной из самых ярких женщин своего времени была ханша Фатима — супруга последнего хана казахской степи Жангира. Она была очень красивой, образованной, мудрой женщиной.
Фатима была не только красивой, но и очень мудрой женщиной и не раз помогала мужу выйти из сложных ситуаций.

У Фатимы от Жангира было семеро детей – четыре сына и три дочери. У самого хана были особые чувства к Фатиме. Он не раз выписывал из Москвы для своей возлюбленной дорогие наряды и украшения.Последние годы жизни ханша тяжело болела, и это очень удручало хана. Он не раз возил ее на Кавказ на минеральные воды, но это не помогло. А скоропостижная смерть самого Жангира ускорила уход из жизни и Фатимы. Она умерла спустя три месяца после его кончины.

Ермухан Бекмаханов и Халима Бекмухамедова




В 1946 году в Ташкенте в библиотеке имени Алишера Навои студентка филологического факультета Среднеазиатского университета Халима знакомится с Ермуханом Бекмахановым. Он старше ее на 10 лет. Образованный, эрудированный, с привлекательной наружностью. Их влечет друг к другу, как магнитом: ученый словно переживает вторую молодость, он влюблен. Однако есть серьезное препятствие, которое омрачает их чувства: Бекмаханов женат, у него две дочери. Когда спустя время все испытания, казалось, остались позади и долгожданное счастье было совсем близко, Ермухана Бекмаханова арестовали.

“После ареста мужа я больше не могла оставаться в Алма-Ате и ушла с работы, не дожидаясь увольнения. Я отправилась в Москву, чтобы выполнить свой долг: обратиться в Генеральную прокуратуру с просьбой о защите своего супруга и пересмотре его дела”, - рассказывает Халима Адамовна. После освобождения и возвращения в Алма-Ату здоровье Ермухана все больше ухудшалось и свой последний Новый год, 1966-й, он встретил в кругу семьи и почти сразу после этого был госпитализирован в больницу. Он торопил Халиму с защитой кандидатской диссертации, будто чувствовал, что ей одной придется тянуть семью.

В 41 год Халима осталась вдовой и, несмотря на то, что прошло уже почти полвека со дня смерти Ермухана, она рассказывает о своем муже так, будто они попрощались только вчера.

Козы Корпеш и Баян Сулу




Старинная легенда о трагической любви Козы Корпеш и Баян Сулу гласит: некие друзья с детства Сарыбай и Карабай поклялись поженить своих детей, которых ещё до появления на свет обручили. Не дождавшись рождения сына, умирает во время охоты Сарыбай. Подрастающие Козы и Баян, ещё не видевшие друг друга, но связанные узами брачного договора, наконец, полюбили друг друга. Проходит время и вероломный Карабай меняет жизненные планы. Он обещает отдать свою дочь за местного палуана Кодара, спасшего однажды его отары от джута. Кодар становится преградой между влюбленными. В этом вечном треугольнике первым сложил буйную голову Козы. Опечаленная Баян, чтобы отомстить убийце, прибегает к хитрости. Она обещает выйти замуж за Кодара, если тот выроет для неё колодец с ключевой водой. Кодар принимается за работу, все углубляясь, держась за волосы коварной Баян. Девушка неожиданно отрезает косы: Кодар проваливается в бездну и погибает. Тем самым Козы отомщен. На его могиле героиня легенды закалывает себя кинжалом.
Теги: Динмухамед Кунаев, Ахмет Байтурсынов, Ильяс Есенберлин, Сабит Муканов, Сакен Сейфуллин, Балуан Шолак, Абулхаир хан, Жангир хан, Ермухан Бекмаханов, Козы Корпеш и Баян Сулу


В преддверии Дня влюбленных расскажем вам о великой женщине, которая осталась в истории рядом с именами сразу трех выдающихся представителей казахской культуры.

«Моя судьба — это настоящее мучение и скорбь. Из-за кого, из-за чего я стала повинна без вины. Моя жизнь состоит из одних только разлук. Моя жизнь похожа на пустынную ночь, покрытую осенними листьями». Фатима Габитова

Фатима Габитова - муза и мать детей трех великих людей и выдающихся представителей казахской культуры: Биляла Сулеева, Ильяса Жансугурова и Мухтара Ауэзова.

Фатима была известным школьным учителем казахского языка и литературы. Вся ее жизнь связана с литературной и просветительской деятельностью. Она воспитала тысячи учеников и активно участвовала в реформах образования. Ее труд в годы Великой Отечественной войны, несмотря на клеймо «жены врага народа», был отмечен государственной наградой.

Отец Фатимы, оренбургский купец первой гильдии, дал дочери приличное для тех времен образование, Фатима Габитова училась в русской школе для девочек, затем в татарском медресе «Хусайния» в Оренбурге. В 1918 году, в пятнадцать лет, уже сама работала учителем в Капальской татарской школе.



В 16 лет Фатима вышла замуж за Биляла Сулеева. Билял Сулеев был видным просветителем, педагогом, акыном, драматургом и журналистом. У них родилось трое детей: Фарида, Джанибек и Азат Сулеевы. В январе 1930 года в их семье произошло большое горе: в десятилетнем возрасте умирает дочь Фарида. В этом же году Биляла направляют директором Семипалатинского педагогического института. А через год Билял Сулеев арестован органами НКВД по обвинению в национализме. Фатима Габитова становится «женой врага народа».

Потом в ее жизни появляется Ильяс Джансугуров, давно влюбленный в Фатиму. Она писала ему: "Ты выдающийся поэт с недосягаемым талантом. Из прекрасных слов ты способен построить необыкновенный, дивный, драгоценный дворец, который своей красотой поразит всех. Впредь я желаю читать не грустные, тоскливые письма, а твои пламенные стихи, рисующие прекрасный облик твоего народа. До тех пор, пока ты не проявишь себя на литературном фронте небывалыми достижениями, которые всколыхнут весь народ, я не буду писать тебе писем. И ты не пиши мне! Дерзай, иди на фронт! Борись со своим сердцем!". После этого из-под пера Джансугурова родились такие поэмы, как "Кулагер" и "Кюйши".

Ильяс Джансугуров разделял мужчин на пять разных типажей. "Пятый тип мужчин способен любить только одну-единственную женщину, которой посвящает все свои дела и поступки, которой предан душой и сердцем. Вдали от любимых они томятся от тоски, а рядом с ними сгорают огнем любви. Даже если их возлюбленные далеки от совершенства, они не видят в них никаких недостатков и признают лишь достоинства. Это особые мужчины – со страстной душой, готовые ради любви принести себя в жертву. Истинная любовь бывает только у них. Я – такой!".­­­­

Через несколько лет Фатима становится женой Ильяса Джансугурова. Она работает редактором в издательстве художественной литературы, редактирует произведения мужа, занимается переводами. Ильяс Джансугуров усыновил и очень бережно относится к детям своего репрессированного друга Биляла. В 1933 году у Фатимы и Илияса родилась дочь - Умут Джансугурова. В 1935 году Фатима родила своего пятого ребенка, дочь Ильфу Джансугурову. Шестой ребенком Фатимы, стал сын Булат Ильясович Габитов, который родился 16 ноября 1937 года. В августе 1937 года Ильяс Джансугуров стал жертвой политических репресий, по ложному доносу он был заключен под арест. В ноябре 1937 года Фатима Габитова рожает сына Булата, про которого Ильяс в тюрьме уже скажет: "пусть лучше сын мой будет простым сапожником, чем поэтом". 26 февраля 1938 года по приговору "тройки" Ильяс Джансугуров был расстрелян по решению тройки.

Чтобы избежать преследований, Фатима записывает детей Илияса на свою фамилию, Габитовыми. Ильяс видел своего грудного сына всего один раз, на свидании при следователе. А когда свидания прекратились, Фатима не один месяц обивает разные пороги пытаясь разыскать мужа. Ей отвечали: Охотск, Магадан. Писала письма и запросы в Охотск, другие северные города. О судьбе отцов своих детей Фатима не находит никаких известий. Фатима Габитова во второй раз становится женой “врага народа” и остается с пятью детьми на руках.



Это последняя фотография семьи Ильяса Джансугурова. 3 мая 1937 года Ильяс собрал всю семью. Слева Фатима Габитова с маленькой Ильфой Джансугуровой на руках.
В центре - Ильяс Джансугуров держит на руках дочь Умут, справа от Умут сидит Азат Сулеев. Между Фатимой и Ильясом стоит Джаныбек Сулеев. Крайняя справа - Хуппижамал, родная тетя Фатимы Габитовой по матери. Над ней стоит домработница (имя неизвестно). Слева от нее стоит племянник Ильяса - Булатхан

И тут на помощь пришел Мухтар Ауэзов – верный друг Сулеева и Джансугурова. Он помогает Фатиме, рискуя собственной свободой. Их редкие встречи наполняют ее силой и надеждой. Глубокое уважение и дружеские чувства переросли в любовь. Мухтар принимает заботливое, отеческое участие в воспитании детей своих погибших друзей Биляла и Ильяса. В 1943 году у них родился сын Мурат.



Фатима Габитова – мать семерых детей, женщина-легенда, проницательная и неподкупная свидетельница эпохи, подвергшей ее непосильным испытаниям: ранняя смерть старшей дочери, расстрел двух мужей, гибель на фронте сына, репрессии, обрушившиеся на семью, долгие годы, проведенные с малолетними детьми в двух ссылках. Но никакие гонения и жизненные трагедии не сумели сломить эту умную и красивую, сильную и гордую женщину, чья судьба являет нам уроки любви, мужества, стойкости духа, благородного достоинства. Ни разу не склонив головы, она пронесла сквозь десятилетия любовь, преданность и уважение к своим великим спутникам, достойно вырастила их наследников и сделала все, чтобы память о них не угасла.

Читайте также:
Женщины, оставившие след в истории Казахстана
Теги: Ильяс Джансугуров, Фатима Габитова, Билял Сулеев, Мухтар Ауэзов

Накануне 70-летия Победы и 20-летия Конституции РК вспомним жизнь Оспана Сауранбаева, посвятившего 35 лет прокуратуре.

Он родился 7-ого ноября 1924 года в селе Белсабар Шуского района Жамбылской области. После того, как получил среднее образование, в октябре 1942-го года отправляется на фронт. В 1944 году в восемнадцатилетнем возрасте он получает тяжелое ранение и возвращается домой. Получает юридическое образование, устраивается на работу в прокуратуру и своим трудом заслуживает уважение народа. Теплые слова его современников дополняют крупную фигуру Оспана Сауранбаева.

Кази Жумалиев, пенсионер:

— В селе Мерке случилось одно нашумевшее событие. Один русский мужчина стрелял в свою жену, тем самым до смерти напугал соседей. Для оказания помощи раненой, истекающей кровью женщине прибыли сотрудники медицины и милиции, однако стоявший напротив них преступник открыл беспорядочную стрельбу. Соседи замерли. Все ответственные лица района собрались перед домом, где имело место данное происшествие. Мужчина никого не слушался.

В то время я сам работал в районном комитете народного контроля. Мы все не знали, что же нам делать и были сильно напуганы. Ни у кого не хватало смелости пройти внутрь двора: злая черная собака, скаля зубами, кидалась на людей. В это время прокурор Оспан Сауранбаев направился ко двору дома. «Товарищ прокурор, будет правильным, если вы не станете заходить: вооруженный преступник находится в тяжелом психическом состоянии, он представляет угрозу для вашей жизни», – говорили люди. А Оспан Сауранбаев сказал тогда: «На войне я видел кое-что и почище этого, если и умру ради блага своей Родины, то совсем не жалею об этом». Он не свернул с намеченного пути. Посмотрел на собаку пронизывающим взглядом и она, скуля, спряталась в свою конуру.

Обозленный преступник, с налившимися кровью глазами, вышел из дома и направил свое ружье на Оспана Сауранбаева. А Оспан Сауранбаев не моргнув и глазом говорит перступнику: — Я клянусь, что мы будем защищать вас по закону, насколько это возможно, потому что вы наказали бессовестную жену. Преступник опешил на минуту, в его глазах появились слезы, а после он передал в руки Оспана Сауранбаева все патроны и ружье со словами: «Господин прокурор, я вам верю, как кровному фронтовику!»

Врачи сумели спасти жизнь женщине. Она не отдала под суд своего мужа. Таким образом, событие имело легкую развязку. Осан ага сумел избежать трагедии одной семьи. За проявленный героизм он получил Благодарственное письмо от Руденко, прокурора СССР. Наш Оспан ага часто говорил: «Біреу тойып секіреді, біреу тоңып секіреді», что в переводе означает: «Кто-то прыгает от холода, а кто-то – от сытости». Он всегда уделял огромное внимание тому, по какой же причине было совершено преступление.

Однажды было возбуждено дело в отношении караульного гумно (Прим.: огорожденный участок земли в крестьянском хозяйстве, предназначенный для хранения, молотьбы, веяния и другой обработки зерен). Было замечено, что караульный воровал, а затем продавал пшеницу. Тогда прокурор, исследуя жизнь караульного –молодого парня, выяснил: «На тот момент, когда отец молодого человека отправился на войну чтобы защищать Родину, сам парень еще был в утробе матери. Он много страдал будучи сиротой, терпел нищету. Поэтому-то он воспринимал это не как воровство, а как способ заработать. Мы пояснили ему закон, он возместил стоимость украденной пшеницы».

Оспан Сауранбаев тогда сказал: «Можно и не возбуждать уголовное дело в отношении него», тем самым он проявил человечность. Сейчас этот молодой человек уже глава большой семьи...

Максут Жумагул, Почетный работник Прокуратуры РК, пенсионер:

Я до сих пор помню нашу первую встречу с Оспаном Сауранбаевым. 15 сентября 1976 года я перевелся в прокуратуру Меркенского района следователем, а он в то время был прокурором того района. Когда я зашел в его кабинет, он одним своим взглядом словно исследовал полностью весь мой внутренний мир. Я до сих пор не забыл его слова: «Не приходи на работу без формы». С того дня я больше никогда не забывал форму. Таким образом, он приучил меня уважать свою службу и хорошо понимать ответственность.

Я работал следователем в Мерке. Однажды Оспан Сауранбаев пригласил меня и потребовал сделать прокурорский отчет. «Я же следователь, как я сделаю прокурорский отчет?» – робел я. «Если хочешь быть прокурором, то должен научиться. Я тебе покажу один раз, как нужно готовить отчет, но второй раз не проси», – сказал он.

В другой раз было возбуждено одно уголовное дело, я принес прокурору подготовленные документы. «Через суд пройдет?» – спросил он. «Наверное, пройдет», – сказал я. «Приноси документы только если они точно пройдут через суд» – сказал он, и , даже не взгдянув на то, что я написал, вернул мне документы. После этой ситуации я был растерян, не мог сосредоточиться, некоторое время я сильно переживал. Коллеги, видившие такое мое состояние, пояснили мне ситуацию. «Оспану Сауранбаеву ты должен уверенно отвечать «пройдет». Он доверяет верным ему людям. Запомни: он не примает такие слова, как «возможно», «вероятно». Все факты должны быть научно доказанными, должны быть подвергнуты полной экспертизе. Также ты должен полностью определить всех людей, которые стоят за каждым делом. Тогда дело пройдет через суд», – сказал он. Это стало огромным опытом для меня...

У многих во время рабочего процесса царит хаос и неразбериха, сейчас они принимают одно решение, а уже в этот же день, не держа свое слово, принимают другое решение. А Оспан Сауранбаев не повторял сказанное второй раз. Даже отправляемое выше письмо он писал только один раз, сразу же ставил подпись и печать. Он никогда ничего не исправлял, не вносил изменения.

Он уважал казахский язык – свой родной язык. Уважал казахскую литературу. В те моменты, когда мне доводилось бывать у него дома, я нередко становился свидетелем того, как он читает произведения мировой классики. Много читал, много занимался поиском. Еще одна его особенность: он всегда был при галстуке, и летом, и зимой надевал рубашку с длинным рукавом и брючный костюм.


Касым хан родился около 1445 года и был сыном одного из основателей Казахского ханства Жанибек-хана.

«Мы — жители степи. У нас нет ни редких, ни дорогих вещей, ни товаров. Главное наше богатство заключается в лошадях: мясо и кожа их служат нам пищей и одеждой, а приятнейший напиток для нас, приготовленный из кобыльего молока, – кумыс. На земле нашей нет ни садов, ни зданий; место наших развлечений – пастбища скота и табуны лошадей, и мы ходим любоваться этим зрелищем».
Касым хан


Впервые имя Касым-султана упоминается в источниках в связи с описанием войн Шайбани-хана с казахскими владетелями в 80-х годах XV века. В источниках говорится о Касыме как об одном «из известных султанов и славных бахадуров» Кыпчака, предводителе конницы войска Бурундук-хана.

В 1510 году, когда Шайбаниды совершили набег на улус Касыма, он, по словам Мирзы Хайдара Дуглата «еще и не принимал титул хана, хотя власть его уже была настолько велика, что никто и не думал о Бурундук-хане. Но он (Касым) не хотел находиться поблизости от Бурундук-хана, потому что, если быть вблизи и не соблюдать должного уважения, означало бы возражать хану, а повиноваться, же ему душа не лежала, поэтому он и старался держаться подальше от Бурундук-хана».

Соперничество двух влиятельнейших людей ханства закончилось победой всесильного и энергичного султана Касыма и изгнанием потерявшего свой авторитет хана за пределы ханства. Не ранее осени 1511 года Бурундук-хан с кучкой приближенных удалился в Мавараннахр. Верховная власть в ханстве перешла к потомкам Жанибека, первым из которых воцарился наиболее даровитый из его сыновей — Касым-султан.

Основной линией внешней политики Касыма была борьба с Шайбанидами за овладение казахскими городами Присырдарьи. Вскоре под власть казахского хана перешел самый южный из городов Присырдарьи Сайрам, а затем начался поход на Ташкент.

В 1512 году наместник Сайрама Катта-бек, оказал сопротивление шайбанидскому войску, однако, бессильный удержать город, решил передать его казахскому хану.



Катта-бек убедил Касым-хана выступить против правителя Ташкента Шайбанида Суюнджи-Ходжи. «Касим-хан, — пишет далее Мирза Хайдар в своем «Тарих-и Рашиди», — с бесчисленным войском направился к Ташкенту. Суйунчик-хан укрепился в крепости Ташкента. Касым-хан, подступив к крепости Ташкента, простоял перед ней одну ночь. Потом он ушел, разграбив окрестности Ташкента и захватив с собой все, что только мог найти. Затем, подойдя к окрестностям Сайрама, он занялся подсчетом имущества и скота".
Иную версию столкновения Касым-хана и Суюнджи-Ходжа-хана приводит прошибанидский автор «Зубдат аль-асар». Касым-хан, пишет он, был властителем Дешт-и Кыпчака. Он с войском казахов и мангытов совершил поход на Туркестан и Ташкент, захватил в плен несколько беззащитных людей. Когда Касым-хан подступил к Ташкенту, то Суюнджи-Ходжа-хан встретил его с войском. Произошла жестокая битва, Касым-хана свалили с коня, но в разгаре боя противники не узнали хана, и это обстоятельство спасло ему жизнь. Нукеры быстро подвели ему коня, и Касым-хан повернул поводья в сторону Дешт-и Кыпчака.

Во втором десятилетии XVI века Касым-хан окончательно утвердил свое господство над обширными степными пространствами казахской территории. К этому времени границы ханства на юге выходили на правобережье Сырдарьи и включали часть городов Туркестана, на юго-востоке они охватывали предгорья и долины значительной части Семиречья, на севере и северо-востоке проходили в районе гор Улу-Тау и оз. Балхаш, доходя до отрогов Каркаралинских гор, на северо-западе, достигали бассейна р. Яик. При Касым-хане ханская власть настолько окрепла, что число подданных государства, по словам современников, составило более миллиона человек.

Взаимоотношения казахских правителей и Шайбанидов в последние годы правления Касым-хана продолжали оставаться напряженными и далеко не мирными. Судя по источникам, основная борьба происходила вокруг Ташкента; правителю этого вилайета Суюнджи-Ходжа-хану несколько раз приходилось сражаться с казахами. По сообщению Васифи, против казахов был предпринят совместный поход шайбанидских султанов во главе с Кучум-ханом, который состоялся, очевидно, зимой 1516–1517 годы.

Казахское ханство постепенно вовлекалось в международные отношения того времени. Одним из первых государств, вступивших в дипломатические связи с Казахским ханством, было Московское государство при правлении Великого князя Василия III (1505–1533). В годы правления Касым-хана казахи как самостоятельная этническая общность стали известны в Западной Европе: о казахах оставил свои записи австрийский дипломат Сигизмунд Герберштейн, посетивший несколько раз Москву (1517, 1526).
По сведениям автора начала XVII в. Кадырали-бека, Касым-хан скончался в г. Сарайчуке.

После смерти Касыма в Казахском ханстве наступили «смутные времена». Вплоть до середины XVII века в Казахском ханстве остро проявлялся сепаратизм султанов, усилились междоусобные столкновения среди феодалов.

Известны имена двух сыновей Касым-хана — Мамаш и Хакназар; оба были ханами. Одна дочь, согласно фольклорным материалам, была замужем за знатным ногайским мурзой Шайх-Мамаем. Другая его дочь (имя ее тоже не приводится) была замужем за Шайбанидом Убайдулла-султаном.

Касым-хан, по отзывам современников — Бинаи, Ибн Рузбихана, Бабура, Хондамира, Мирзы Хайдара Дуглата — любил хороших лошадей, был их большим знатоком, отличался военным талантом, личной отвагой и способностью вести за собой других; на основе их высказываний создается образ человека с высокими моральными качествами, достойными подражания.

Народное предание казахов связывает с именем Касыма создание узаконений, известных как «Қасым ханның қасқа жолы» («Чистая дорога хана Касыма»).
Теги: Касым хан, Казахское ханство

Первого апреля 1943 года дед получил тяжёлое осколочное ранение в голову. Он стоял во весь рост, подняв руку для сигнала «Огонь!». В это время вблизи разорвался немецкий снаряд.



Мой дед Душамбаев Жолдас был единственным выжившим из 16-ти детей ребёнком. Его младший брат Атабай умер в 27 лет от туберкулёза. Остальные братья и сёстры отца умерли ещё в младенческом возрасте. В документах записано, что дед родился 21 мая 1920 года в селе Таза-Ярмыш Ташаузского района Ташаузской области Туркменской ССР в семье дехкан.

Получилось так, что деда, добровольцем записавшегося на фронт, зачислили стрелком-десантником в десантные части (20 бригада), затем направили на краткосрочные курсы офицеров в г. Саратов, в эвакуированное 2-е Киевское артиллерийское училище. Курсантам преподавали лучшие офицеры, стремящиеся быстрее подготовить себе смену, а самим попасть на фронт.




Как во всей стране, в училище было голодно. Самым удачным был наряд пилить и колоть дрова для кухни. Сердобольный пожилой повар наливал кружку кипятка и отрезал кусок чёрного хлеба помощникам, а старик истопник угощал иногда куском вяленой волжской рыбёшки. Дед рассказывал, что экономил мыло и выдаваемый на месяц кусок менял в соседнем казахском ауле на кусок вяленого верблюжьего горба. Потом на передовой период курсантской жизни покажется раем. А пока в стенах училища постигались премудрости военной науки. Хорошие успехи у деда были по математике, физике и связанным с ними артиллерийским вычислениям, труднее было с русским языком. Но желание поскорее овладеть военной специальностью и помощь однокурсников позволили преодолеть и эту трудность. Однако на лыжах ходить так и не научился.

Пятое июля 1942 года. Наступил торжественный и тревожный день вручения офицерских «кубарей». С одной стороны испытывали радость, связанную с окончанием учёбы, с другой же стороны, шёл 1942 год — один из самых тяжёлых периодов оборонительных сражений: только отогнали фашистов из-под Москвы, Ленинград полностью блокирован, враг ещё силён и готовит наступление на южном направлении, прорываясь к бакинской нефти. Каждый из вчерашних курсантов знал трагическую статистику: молодой офицер на передовой остаётся в живых от силы неделю. И каждый надеялся выжить. Дед рассказывал, какие мысли его тогда посещали: пусть ранение, даже если лишится ног, пусть руки останутся целы, тогда он продолжит учиться сапожному мастерству и сможет прокормить семью.

Старая Русса, Великие Луки — древние российские города. Именно здесь на Северо-Западном фронте зимой и весной 1942-1943 годов шли ожесточенные оборонительные бои. Задача проста и сложна: всеми имеющимися возможностями и средствами сдерживать натиск врага, не дать ему с севера обойти столицу и окончательно разгромить Ленинград. В составе Северо-Западного фронта был 480 миномётный полк 27 Армии, где заместителем Командира батареи служил дедушка.

Зимние месяцы запомнились сильными морозами, вьюгами, беспрестанной бомбёжкой фашистскими самолётами наших позиций, мощными артиллерийскими и миномётными обстрелами расположения советских войск. Было приказано глубоко эшелонировать оборону. Это несколько линий окопов, траншей, перемежающихся огневыми расчетами артиллерийских и миномётных батарей. Всё это пространство ежедневно и еженощно вздыбливалось от взрывов, погибали сотни и тысячи солдат. На вражеские атаки отвечали таким же беспощадным огнём. Постоянный оглушающий грохот орудий, когда команды офицеров солдаты не могли услышать, а лишь почувствовать интуитивно, гибель товарищей, с которыми недавно курили одну «козью ножку», грелись в блиндаже у «буржуйки», хлебали солдатскую кашу из одного котелка — таковы суровые фронтовые будни. Ни один художественный фильм, даже с использованием спецэффектов и компьютерной технологии, не может передать трагизм и драматизм тех дней.

Как офицер дед получал раз в месяц дополнительный паёк, в который входили 100 г. водки или спирта, банка мясных или рыбных консервов, пачка печенья, кулёк слипшихся леденцов или колотого сахара, 2 пачки папирос, кусок мыла, иногда флакон одеколона «Шипр». Выдача доппайков была редкой и становилась настоящим праздником. Оставив себе лишь мыло и одеколон, он отдавал всё остальное ординарцу для бойцов. В то время дед не курил, папиросы ему были не нужны, а солдатам они доставляли удовольствие, напоминая о довоенной мирной жизни, о доме, о семье. Ординарец был расторопным дядькой с Украины, хозяйственным и смекалистым. Дед рассказывал, что он умудрялся печь блины в патронном ящике. Муку добывал, обменивая нехитрый солдатский скарб в ближайших уцелевших деревнях. Когда раздавали офицерский доппаёк, в блиндаже наступал праздник: кашу сдабривали консервами, выпивали по чарочке с напёрсток, пили кипяток с сахаром или леденцами, печеньем. Каждому бойцу доставалось совсем немного, зато поровну. А чаще всего приходилось голодать.

Зимние стужи сменились оттепелью, окопы и траншеи заполнились талой водой по пояс. Днём сапоги расползались, мокрые шинели становились неподъёмными. А ночью всё это схватывалось морозцем. Дед вспоминал, что от постоянного пребывания в ледяной воде ноги разбухали, сушить обувь не было возможности — беспрерывно шли бои. Особенно тяжело было пехотинцам: каждую пядь земли мерили не столько шагами, а сколько ползком. Потери в живой силе были огромные. По некоторым данным за три месяца боёв Северо-Западный Фронт лишился 1,5 миллионов солдат и офицеров. Многие из них так и остались лежать незахороненными в лесах и болотах. Ежедневно командиры подразделений давали сводки «Убытия личного состава», так официальным языком назывались донесения о гибели и ранении солдат. Какой бы жестокой не была война, привыкнуть к этому нельзя. У каждого погибшего бойца остались где-то родные и близкие люди, и представить силу их горя невозможно.

Доходили «похоронки» и до далёкой Туркмении. Прабабушка денно и нощно молилась о здравии сына. Экономила и без того скудную пищу, берегла как зеницу ока последних овец, и все эти военные годы устраивала для односельчан кудаи: резали овцу, готовили мясную похлёбку, из просяной муки пекли баурсаки. Собирала всех осиротевших вдов, стариков, детей, кормила их. Единственное, что просила — помолиться за сына, чтоб вернулся с фронта живым. Едва прослышав, что где-то объявился святой дервиш, немедля собирала в узелок съестное и отвозила ему. Её искренняя вера, огромная материнская любовь, сострадание к ближним, действительно спасли сына от неминуемой гибели.

Первого апреля 1943 года дед получил тяжёлое осколочное ранение в голову. Рано утром началась артподготовка. Дед командовал на батарее. Стоял во весь рост, подняв руку для сигнала «Огонь!». В это время вблизи разорвался немецкий снаряд, осколки его вошли в теменную и лобную части головы. Он ещё запомнил, что схватился руками за голову, кровь залила глаза, и он упал. До того, как потерял сознание почувствовал, кто-то подхватил и потащил в окоп. Позднее узнал, что вынесли его с поля боя ординарец и боец узбек, умело накрепко перевязали голову и на повозке, подвозившей боеприпасы, отправили в медсанбат. Помнил дед тряскую дорогу, говорить не мог, так как был задет речевой нерв. Затем снова потерял сознание. Потом ему рассказали, что осматривавший его доктор решил подождать с операцией, слишком уж безнадёжным было положение. Оперировали его только через 8 дней в том же самом медсанбате, при керосиновой лампе произвели трепанацию черепа. В эвакогоспиталь в г. Ярославль отправили только в конце июня 1943 года. Перед отправкой оперировавший его пожилой хирург сказал, что дед чудом выжил, удачным был и тот факт, что в момент ранения дед стоял и твёрдая оболочка мозга оказалась неповреждённой. И ещё он напутствовал: «Хочешь жить, значит, не пьёшь и не куришь». Этим словам дед следовал всегда.



После длительного лечения был уволен в запас, вернулся в родной город, получил юридическое образование, работал в органах прокуратуры. Переехав в 1968 году в г. Шымкент, где долгое время работал Председателем ДОСААФ (Добровольное Общество Содействия Армии, Авиации и Флоту), неоднократно избирался депутатом Совета Трудящихся Депутатов.

В семье бережно храним маленькую записную книжку деда с курсантских времён, где аккуратным убористым почерком велись записи по артиллерии, а также вписаны адреса родственников однокурсников, кому можно было сообщить на случай их гибели.











Душамбаев Даулет,
Менеджер по маркетингу и продажам ТОО «Caravan Beverage Group»,
г. Шымкент, Южно-Казахстанская область


Становитесь участниками нашего фотопроекта «История одной фотографии», и мы опубликуем и вашу историю.
Теги: ВОВ, История одной фотографии, победа

Пожелтевшие страницы старой газеты рассказывают о суровой войне.

– Наш отец старался совсем не говорить о войне. Он вернулся с войны живым и невредимым, некоторое время работал в Шуйском районе зоотехником, а в 1971 году скончался, – так начала свой рассказ Роза Кадырбекова, дочь фронтовика, предлагая нам старую газету.

Героизм жамбылского солдата Шалибека Кадырбекова был особо отмечен в статье полковника Г.Захарина «Один из партизанской сотни», которая была опубликованна 14 июня 1983 года в областной газете «Знамя труда»:

«В именном списке 22-ой партизанской роты Шалибек Кадырбеков, 1919 года рождения, член комсомола, уроженец Шуйского района, числился 99-м. Партизанские пути командира роты Ростима Александровича Дмитриева и Шалибека Кадырбекова сошлись в 1943 году в 121 партизанском полку, расположенном близко к Могилевке, где находился крупный гарнизон гитлеровцев. Для партизан, имеющих такое соседство, почти каждодневные сталкновения с противником были закономерностью.

А таких дней тревожной партизанской жизни у Шалибека насчитывается более двухсот. Около года находился он в этой роте, вместе с боевыми друзьями он не раз штурмовал вражеские крепости, громил сильно укрепленные гарнизоны врага.

Решительность человека рождается в минуты смертельной опасности. Уже в первом бою Шалибек проявил себя смелым и находчивым партизаном, который в трудную минуту может принять правильное решение. Он метко разил врага из винтовки, ловко метал гранаты. Во время отступления партизан, он сумел все-таки выхватить из подбитой машины два «шмайсера» и пулемет. Оружие-то ценилось партизанами дороже всего.

У партизан, как и в воинских подразделениях, проводилась своеобразная подготовка по способу действия в бою. Такая подготовка шла в прямой зависимости от опыта, возраста, физического развития и от способностей человека. Военный режим требовал от Шалибека орлиной зоркости, лисьей хитрости, беззвучной походки и стремительности барса. Также требовалась способность к быстрой оценке обстановки и точному расчету.Именно Шалибеку и его боевым товарищам, белорусским парням Сергею Кабышеву, Григорию Буякову и братьям Сергею и Михаилу Лавреновым командование доверяло выполнение самых ответственных и опасных заданий - бесшумное снятие часовых.

Вражеский гарнизон в Ермоловичах, сильно укрепленный и опутанный на подступах колючей проволокой, решено было разгромить в одну из темных октябрьских ночей. Успех операции во многом зависел от бесшумного снятия часовых. Эта сложная задача была возложена на группу смельчаков, в состав которой входил и Кадырбеков. Несколько дней перед операцией группа пристально наблюдала за системой охраны, за сменой часовых и маршрутами их движения. В зоне действия располагались два парных поста и караульное помещение. Замысел созрел такой: обезвредить без единого выстрела и лишнего шороха.

В назначенную ночь партизаны двумя группами незаметно пробрались к намеченным объектам и притаились в ожидании подхода часовых. Ждать долго не пришлось. Операция была исполнена в одно мгновение. Путь для штурма вражеского гнезда был открыт.

За какой-то неполный час в результате удара партизан гарнизон неприятеля перестал существовать. Партизанам достались богатые трофеи: оружие, боеприпасы, взрывчатка, обмундирование, продовольствие, фураж и документы гестапо.

Гарнизон в Княжицах громили в декабре. Ступишь шаг - хруст под ногами. Но и в этих условиях диверсионная группа блестяще справилась с задачей по снятию патрулей, уничтожила укрепление врага.

Командир роты Р.А. Дмитриев знал, что Шалибек был безмерно храбрым, находчивым, инициативным и смелым воином, который быстро мог принять решение...

... Многие партизаны присоединились к частям Красной Армии чтобы продолжать с оружием в руках громить врага» .
Теги: ВОВ, победа

В Казахстане за время войны в армию было призвано более одного миллиона четырехсот тысяч казахстанцев (это каждый четвертый взрослый житель Казахстана).
С первых дней войны повсеместно происходило формирование воинских соединений и частей.


Одним из первых казахстанских соединений, вступивших в бой с врагом, была 312-я стрелковая дивизия, которой командовал полковник (впоследствии генерал-майор) А. Ф. Наумов.

Почти одновременно с 312-й получила боевое крещение на том же северо-западном направлении другая сформированная в Алма-Ате дивизия — 316-я, которой с первого дня командовал генерал-майор И. В. Панфилов. Об отваге, героизме бойцов и командиров 316-й стреловой дивизии знают все, но все же приведем мнение противника из журнала боевых действий армии Фон Бока: «Упорное сопротивление... По донесениям командиров, здесь идут бои, превосходящие по своему ожесточению все, что до сих пор пришлось перенести...», «Контратаки у Волоколамска дикой дивизии...».


16 ноября 1941 года при обороне Москвы от фашистских захватчиков в бою у разъезда Дубосеково совершили свой бессмертный подвиг 28 бойцов из дивизии генерала Панфилова, уничтожив около двух десятков немецких танков и остановив наступление немцев. В неравном сражении с пятьюдесятью вражескими танками они вышли победителями. 28 участникам этого исторического боя Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание Героя Советского Союза. В этих боях в районе Волоколамска пал смертью храбрых бесстрашный воин, талантливый командир, генерал-майор И.В. Панфилов. Ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза, а 8-я гвардейская стрелковая дивизия (бывшая 316-я) стала носить его имя.
Конечно же, при обороне Москвы были другие примеры мужества и героизма среди частей Красной Армии, но именно подвиг героев-панфиловцев остался в истории и сыграл в годы войны исключительную мобилизующую роль, о силе и мужестве героев ходили легенды.

16 июля 1941 г. постановлением Государственного Комитета Обороны (ГКО) «О подготовке резервов в системе НКО и ВМФ», была создана специальная группа по формированию дивизий, противотанковых и артиллерийских полков, которая затем была развернута в главное управление формирований и укомплектования войск Красной Армии. В конце июля 1941 г. в Казахской ССР начали формировать 238-ю, 310-ю, 312-ю, 314-ю, 391-ю стрелковые дивизии и 105-ю кавалерийскую дивизию. Это была 1-я волна мобилизации и поэтому в перечисленные выше дивизии призывались бойцы и командиры запаса, прошедшие хорошую военную подготовку на действительной военной службе.

В сентябре 1941 г. в бой на берегу Свири вступила петропавловская 314-я стрелковая дивизия, а на Волхове — акмолинская 310-я, в октябре — декабре на полях Подмосковья — 312, 316, 238, 391, 387-я стрелковые дивизии, 39-я стрелковая, 74, 75-я морские стрелковые бригады. Остальные казахстанские дивизии, бригады и полки были введены в действующую армию в 1942 г.

39-я отдельная стрелковая бригада была сформирована в 1941 году из курсантов военных училищ Алма-Аты, Ташкента, Фрунзе и других городов. Как и 8-я гвардейская Панфиловская дивизия, 39-я стрелковая бригада, громила врага под Москвой, освобождала оккупированные немецко-фашистскими захватчиками города. За боевые подвиги, высокую дисциплину была преобразована в 73-ю гвардейскую дивизию.

Актюбинская 312-я дивизия у Малоярославца в течение недели вела упорные оборонительные бои против трех-четырех дивизий и отошла к реке Нара лишь тогда, когда два стрелковых полка вышли из ее состава, а в третьем оставалось не более трети бойцов. Слитые с остатками двух других соединений, подразделения 312-й составили новую, 53-ю дивизию, которая закончила войну под Веной.

Чимкентская 102-я стрелковая дивизия оборонялась на северо-востоке Украины, отступила на Северный Кавказ и там была расформирована; 74-я морская стрелковая бригада, реорганизованная в 292-ю стрелковую дивизию, после октябрьских боев северо-западнее Сталинграда также была расформирована. Одна кавалейрийская дивизия (96-я казахская национальная) еще в Усть-Каменогорске, а две (Джамбулская 105-я и Акмолинская 106-я казахские национальные) в прифронтовой полосе были расформированы с передачей личного состава в другие соединения в связи с тем, что танковые корпуса и армии вновь стали основной подвижной силой. Джамбулская 81-я кавалерийская дивизия до расформирования успела внести весомый вклад в исход боев у Сталинграда: в попытках овладеть городом Котельниково в конце ноября — начале декабря 1942 г. она вскрыла начало создания там вражеской группировки для прорыва к окруженной армии Паулюса.




5 апреля 1942 года. Командиры и политруки 106-ой казахской кавалерийской дивизии


72-я гвардейская стрелковая дивизия формировалась в Среднеазиатском военном округе в городе Акмолинск Казахской СССР. В Отечественной войне с немецко-фашистскими захватчиками дивизия принимала участие в следующих операциях:

1.Сражение под Сталинградом (июль 1942 г. — февраль 1943 г.).

2. Ликвидация Белгородско-Харьковского плацдарма немецких войск (март — август 1943 год).

3. Бои за освобождение Украины от немецко-фашистских захватчиков (с августа 1943 г.).

3а мужество и отвагу, за отличные боевые действия 7500 солдат, сержантов и офицеров 73-й гвардейской стрелковой дивизии были награждены орденами и медалями СССР, 27 воинов дивизии удостоены звания Героя Советского Союза.

391-я Краснознаменная стрелковая дивизия воевала на Калининском фронте и освобождала Прибалтику. Сталинград, Донбасс, Ростов-на-Дону, Крым — таков боевой путь 387-й стрелковой. В тяжелейших боях подо Ржевом и Великими Луками участвовали 100-я и 101-я национальные стрелковые бригады.

А еще одной казахстанской дивизии довелось поставить победную точку в этой войне, да где — в Берлине! 150-я стрелковая появилась на базе 151-й отдельной стрелковой бригады, которая формировалась в Кустанае. 30 апреля 1945 года части вели последние бои в фашистской столице. Здание Рейхстага атаковали батальоны Неустроева, Давыдова и Самсонова. Одними из первых туда ворвались рота Ильи Сиянова и взвод Рахимжана Кошкарбаева. В одном из залов лейтенант Кошкарбаев и рядовой Григорий Булатов прикрепили к окну красный флаг, один из первых на здании.




Р.Кошкарбаев и Г.Булатов

Все 12 сохранившихся к окончанию войны казахстанских дивизий получили почетные наименования, пять из них отмечены одним, четыре — двумя, а две — тремя орденами каждая.

Воины-казахстанцы храбро сражались на всех фронтах. Победа над германо-итало-японским блоком агрессоров была достигнута ценой огромных усилий и жертв народов антифашистской коалиции. Самые большие потери понес СССР — свыше 27 млн человек. Примерно 410 тыс. из них — казахстанцы. Уроки и выводы из истории войны никогда не должны быть забыты. Годы тяжелейшей из воин и величайшая из побед оказали влияние на все последующее развитие человечества.
Теги: ВОВ, победа

Оркестр «Отрар сазы» – особое явление в искусстве мировой музыки, он является золотым мостом, соединяющим искусство и народ.

История создания оркестра «Отрар сазы» началась в 1979 году. Первоночально оркестр был создан как ансамбль при Казахской государственной филармонии имени Жамбыла. На первых порах в составе музыкального коллектива было всего 8 человек, и состоял он из играющих на народных музыкальных инструментах студентов и преподавателей Казахской государственной консерватории имени Курмангазы. Руководителем тогда был Булат Сарыбаев - исследователь музыкальной культуры, играющий на свирели.

В свое время Булат Сарыбаев из города Отрар привозит музыкальный инструмент саз сырнай. Для того чтобы духовное наследие передавалось из поколения в поколение, ансамбль назвали в честь этого древнего музыкального инструмента - «Отрар сазы». Этот удивительный казахско-народный музыкальный инструмент существует до сих пор.

«Отрар сазы» как оркестр был заново создан в 1982 году, и в сентябре этого же года известный Нургиса Тлендиев становится его дирижером. Именно Нургиса Тлендиев –великий маэстро и дирижер, сделал оркестр известным на весь мир.

На прошедшем в Северной Корее всемирном фестивале музыкального искусства (1994 г.) «Отрар сазы» занял 1-ое место и был награжден золой медалью. 5-ого ноября 1999 года оркестру было присвоено имя Нургисы Тлендиева, а в 2000 году – Академическое звание.


Фольклорно-этнографический оркестр «Отрар сазы»

Сейчас в составе оркестра работают 60 музыкантов. Они играют на таких инструментах, как домбра, кобыз, шертер, шанкобыз, мескобыз, сырнай, саз сырнай, сыбызгы, асатаяк, дауылпаз, туяктас, конырау. Такое разнообразие звучания дает возможность оркестру широко отобразить и показать слушателю богатейшие самобытные образцы национального фольклора. Именно такую цель поставил перед оркестром его первый художественный руководитель и главный дирижер - Нургиса Тлендиев.

В основу репертуара оркестра легли фольклорные произведения, легенды, шежире, кюи и произведения казахстанских композиторов в народном стиле. А именно, народные кюи – «Кеңес», «Сары өзен», «Сал күрең», произведения народных композиторов – «Қосбасар», «Саржайлау», «Сылқылдақ» Таттимбета, «Қамбар батыр» Ыхласа, «Еске алу» М.Тулебаева, «Ата толғау», «Қош керуен» Н.Тлендиева, «Қорқыт күйі», «Фараби сазы» М.Кумисбекова и др..


Дочь Нургисы Тлендиева Динзухра Тлендиева

На сегодняшний день дирижерами академического фольклорно-этнографического оркестра «Отрар сазы» являются Динзухра Тлендиева и Муслим Амзе. Дочь Нургисы Тлендиева Динзухра Тлендиева руководит коллективом с 2009 года, она прославила произведения своего отца на весь мир и с гордостью продолжает его дело.
Теги: Отрар сазы

1 апреля исполнилось 90 лет со дня рождения выдающегося композитора, народного героя Казахстана, виртуозного исполнителя, основателя фольклорно-этнографического оркестра «Отрар сазы», участника Великой Отечественной войны Нургисы Тлендиева.



Его сегодня с нами нет, но его бессмертные творения живут и радуют нас и по сей день. Про таких как он говорят: «У него талант от Бога». Его дар прошел испытание временем и заслуживает самой высокой оценки. Он сумел связать в своей музыке многовековое народное звучание и современность.
С самого рождения Тлендиева окружала музыка, его отец прекрасно играл на домбре. И в мир искусства маэстро ввела именно домбра, которая на протяжении всей его жизни сопровождала его и являлась, наверное, самым главным другом и соратником профессиональной деятельности.

Однажды Ахмет Жубанов, шел по улице и услышал, что где-то наверху раздаются звуки виртуозной игры на домбре. Он поднял голову и увидел, что на крыше дома сидит смуглый ушастый мальчик с инструментом в руках.В тот момент, созданный Жубановым оркестр имени Курмангазы только начинал свой путь и остро нуждался в талантах. И поэтому столкнувшись с юным дарованием, именитый музыкант, конечно же, сделал все, чтобы мальчик попал туда. Юный Нургиса начал свой творческий путь с домбриста в этом оркестре.



Маэстро не раз признавался, что в самые трудные минуты жизни он брал домбру в руки, и она уводила его от печали. Сочиненные им мелодии близки, наверное, каждому, невзирая на возраст. Его музыку слушают и стар и млад. Особенностью его музыки является то, что она гармонична и воедино сливается с природой, передавая нюансы ее звучания.

Нургиса Тлендиев автор таких знаменитых произведений как "Алтын таулар", "Достык жолымен" и "Ата толгау". В его репертуаре около 500 произведений, среди которых музыка к 100 пьесам и кинофильмам. Говорят, что на съемках фильма «Кыз Жибек» съемочная группа при съемках одной из сцен долго ждала лебедей, которые все не появлялись, тогда было решено испытать последнее средство – включить музыку кюя Нургисы Тлендиева «Акку». И в этот момент развернулась картина как в киноленте: лебеди опустились на гладкую поверхность озера. Так с помощью чарующих звуков кюя Тлендиева была снята самая красивая сцена фильма "Кыз Жибек".

В число главных заслуг Тлендиева музыковеды причисляют и то, что он заставил звучать по-новому древние казахские инструменты, вдохнув в них иную жизнь. В фольклорно-этнографическом оркестре «Отырар сазы», который он сам основал и долго являлся его бессменным руководителем, использовались такие старинные инструменты как жетыген, шанкобыз, сырнай, тояктас и др. Благодаря такому основательному подкреплению оркестр Тлендиева достиг необычайно оригинального звучания и стал явлением в культурной жизни страны.«Когда я подвожу итоги своей жизни, с любовью вспоминаю свой родной коллектив «Отрар сазы», ибо люблю его, как свое дитя, как своего первенца, который занял достойное место в жизни казахской культуры, стал родником духовности народа, и горжусь, что внес посильный вклад в очищение этого родника» - вспоминал Нургиса Тлендиев.



Он был и прекрасным семьянином, хорошим отцом и человеком. И для дочери и для родного коллектива Тлендиев всегда оставался мудрым наставником и учителем .

«Я думаю, что музыка должна принадлежать народу. Вот, если взять Коркыта , ведь благодаря народу его музыка сохранилась и до сих пор жива» - говорил Тлендиев . Всю свою жизнь Халык Кахарманы и народный артист СССР посвятил своему любимому делу –творению музыки. Будучи композитором, глубоко познавшим музыку своего времени, он всегда вдохновлялся искусством импровизации, отдавая музыке всю силу и энергию своего пламенного вдохновения.
Теги: Нургиса Тлендиев

Кто лучше всего знает об истории казахстанских марок? Конечно же, коллекционеры, или как еще называют любителей марок, профессионально разбирающихся в них, филателисты.

Кадыр Аманжол и Константин Яковлев, с которыми мы познакомились на встрече филателистов в Астане, знают о марках все. Сказать это, не будет преувеличением, ведь они более 50 лет коллекционируют марки.




Как известно, первая казахстанская почтовая марка была выпущена в 1992 году и называлась она «Золотой воин». Это была марка нового независимого государства. Создал ее художник Д. Мухамеджанов. Надо отметить, что он является автором большинства казахстанских марок.



Однако, по словам филателистов, хронологически первой маркой считается надпечатанная марка 1976 года. Но это была марка, выпущенная еще в советское время, и поэтому считать ее полноценной маркой независимого государства нельзя.



Константин Яковлевич рассказал, что в начале 1990-х годов Казахстан испытывал недостаток в полиграфическом оборудовании, поэтому большинство марок того времени печатались в Китае. Также марки нашей страны печатали в Норвегии, Германии, а в последнее время в Беларуси. Оказалось, что большинство наших художественных марок печатаются за рубежом.

«Казахстанские почтовые традиции еще очень молодые. Даже в России, правопреемнице СССР, еще есть пробелы. А вот в европейских странах, у которых богатые традиции производства марок, все давно устаканено. Марки этих государств называются классическими. Это Швейцария и Франция», — поясняет филателист Константин Яковлев.

К сегодняшнему дню, по словам коллекционеров, независимый Казахстан выпустил около 700 марок. Ежегодно Казахстан выпускает от 25 до 40 марок, для сравнения Россия — 120. Как говорят эксперты, нашей стране такого количества марок вполне достаточно. Коллекции, в которых есть все марки того или иного государства, называются хронологическими. Очень многие люди собирают, к примеру, тематические коллекции, например марки с изображением животных, картин, исторических личностей и так далее.

Кадыр Аманжол пригласил нас к себе домой, чтобы показать свою коллекцию марок. Очень долго он собирал марки с живописью СССР. Затем он увлекся марками с зарубежной живописью. «Не надо ходить по музеям», — шутит коллекционер.



Еще в советское время, когда трудно было достать хоть что-нибудь из-за границы, ему удалось стать обладателем марок огромного количества стран. К примеру, у него есть марки из Франции, Польши, Манамы, Кубы, Конго, Каймановых островов, Румынии, Кореи, Республики Чад, Венгрии, Парагвая, Англии. Это настоящие произведения искусства, настолько они самобытны и прекрасны.



Советская живопись



Зарубежная живопись



По словам коллекционеров, марки выпускаются государством всегда вне зависимости от экономического и политического состояния дел в стране. Даже в Великую Отечественную войну производство марок не прекращалось. Печатали марки на военную тематику: с изображением родов войск и оружием.

Лупа, пинцет, клей, альбом для марок — все это инструменты коллекционера. Есть еще каталоги почтовых марок, по которым филателисты сверяют стоимость той или иной марки. В советское время это были сборники Соловьева и Загорского. Сегодня такие каталоги выпускает Казпочта, также коллекционеры пользуются частным каталогом «Алекс», который доступен в Интернете.



Филателисты очень ценят марки так сказать с ошибками. Это могут быть неточности в написании слов (есть марки, в которых «Қазақстан» написано с ошибками, обычно проблемной в таких случаях выступает буква қ), перевернутые изображения, отсутствие рамок, ошибки в цифрах и так далее. Это брак производства, но для коллекционеров такие марки становятся раритетными, а цена их с каждым годом возрастает. Филателисты в прямом смысле гоняются за такой редкостью, ведь для полной коллекции нужны абсолютно все выпущенные марки.

Филателия — это и настоящая наука, и сильнейшая страсть. Однажды начав интересоваться марками, человек обретает хобби и превращается в коллекционера. Конечно, для такого удовольствия нужны деньги. Очень редко случается, что филателисты обмениваются марками, чаще всего происходит купля-продажа недостающих в коллекции экземпляров.

Вернемся к казахстанским маркам. У коллекционера Кадыра Абулхановича есть все марки, выпущенные в Казахстане. Он даже создал специальный альбом, с подписями и иллюстрациями. Все 700 марок мы вам показать не сможем, но некоторые из них, представим с большим удовольствием. По сложившейся традиции казахстанские марки печатают на самые разные темы, а также специально к праздникам, значимым событиям и юбилейным датам.




























Все фотографии
Теги: История в марках

О богатой истории и неповторимой культуре нашей страны писали ученые со всего мира в древности, средние века и новое время... Чем сегодня интересуются зарубежные исследователи Казахстана?

Сегодня Юрий Алексеевич Кулешов, ученый секретарь Проблемного Совета «Военная Археология» при Институте Археологии РАН (Москва, РФ), рассказал нашему веб-порталу о военном деле Золотой Орды.



— Юрий Алексеевич, что вызвало у Вас такой интерес к военной истории Монгольской Империи?

— Всё просто, существование Великой Монгольской Империи наложило отпечаток на все сферы жизнедеятельности своих соседей, от Тихого океана до Адриатики. При этом под влиянием монголов во всех соседних государствах наиболее сильно трансформировалось именно военное дело. В начале своей научной деятельности, когда я ограничивал своё направление лишь военным делом Древней Руси периода позднего средневековья, ко мне быстро пришло прозрение, что в отрыве от военного дела Золотой Орды дальнейшие исследования малоперспективны. Поэтому со временем я переключился на Золотую Орду, а чуть позже и на всю Империю.

— Монголов считали сильными и грозными противниками. Какую тактику они использовали в своих военных операциях, и чем она отличалась от тактики других кочевых племен?

— Ну, в первую очередь, дело не в тактике, а в стратегии. Монголы в тактическом плане были лучниками, и этим они мало отличались от других кочевников. Были, конечно, новшества и в тактическом плане, к примеру, массированная стрельба по площадям. Но самое главное — это стратегические приёмы.



Первое, и самое главное — это война на широком фронте. Для того чтобы понять, насколько значимой была эта инновация, нужно взглянуть на приёмы ведения войны в Средневековье. А они были стандартные на всей территории Евразии. Страна, начинающая боевые действия, в первую очередь собирала армию. Дело в том, что как таковых регулярных армий в то время не было, они набирались либо из служилых феодалов, либо из служилых земледельцев. И те, и другие, несли службу с земельного надела, различие состояло лишь в доходе от землепользования. Соответственно, от размера дохода зависела и экипировка воина, с которой он выступал на войну. А вот обеспечение армии в походе, как-то провиантом, фуражом и т.д. уже всецело ложилось на государство. Поэтому для похода собирались огромные обозы. И когда армия выступала в поход, она шла в одном направлении, по сути, охраняя свой обоз. А навстречу ей выдвигалась такая же армия. В определённом месте они встречались, происходило сражение, после чего инициатор военных действий либо грабил территорию разбитого противника, либо после поражения убирался к себе домой, и ждал ответных действий.



Монголы же применили иную стратегию, они производили вторжения на широком фронте, тем самым не давая возможности собраться воедино вооружённым силам того или иного государства. Когда армиям противника удавалось собраться, монголы нередко терпели поражения. Так было и при переправе через Каму, на заключительном этапе рейда Джебэ и Субудэя в Восточную Европу. Или победа им давалась достаточно большой кровью, как это было не единожды при завоевании Хорезма, или в битвах под Коломной и на Лигнице, где зафиксирована гибель чингизидов.

Второе, что привнесли монголы, это террор. Для войн Средневековья сдача в плен — это обыденность. В сражениях гибло очень мало народу, к примеру, в таких известных и значимых битвах, как разгром шведов на реке Неве князем Александром Невским, с русской стороны погибло всего около 20 человек. В тоже время, в битве на Чудском озере потери Тевтонского Ордена составили около 70 человек. Попавших в плен воинов, а в большинстве своём это привилегированное сословие, старались выкупать, поэтому не было нужды умирать понапрасну. Монголы, в свою очередь, пленных, в большинстве своём, подвергали казням, причём казням нарочито показательным. Так европейские хронисты, во время завоевательного похода в Центральную Европу, описывают целые курганы из отрубленных голов, после ухода монголов. Эти приёмы вселили страх в сознание средневековых людей, и подавляли их волю к сопротивлению. Собственно этим объясняются неоднократные добровольные сдачи городов и крепостей.



— Каким образом монгольским правителям удавалось оснащать свою армию в условиях степи? Умели ли монголы обрабатывать железо и изготавливать оружие и доспехи?

— В первую очередь, это захват оружия в завоёванных государствах. К примеру, в Империи Цзинь и Хорезме имелись внушительные арсеналы. В свою очередь, во время похода на Хорезм монголами был захвачен очень крупный оружейный центр — город Тебриз. По своим мощностям он не уступал немецкому Рейну и итальянскому Милану, то есть, это был один из крупнейших мировых центров, снабжавших оружием достаточно многие регионы. Чтобы представить, насколько были огромны объёмы производимого там оружия, можно обратиться, к примеру рейнских мастерских, которые, без преувеличения, засыпали мечами территорию от Атлантики до Южного Урала, на протяжении с 9 по конец 14 веков.



Если брать государства, возникшие после распада Монгольской Империи, то в Золотой Орде оснащению воинских формирований оружием очень способствовала торговля. В частности, письменные источники сообщают о внушительных поставках из Италии и Мамлюкского Египта. Эти данные подтверждает и археология.

Что до обработки железа и изготовления оружия, то изначально монголы не имели своей сырьевой базы, при этом соседи накладывали эмбарго на поставку им стратегических товаров, к котором относилось и железо. Позднее, в ходе своих завоеваний они получили доступы к сырью, а также массово захватывали ремесленников. Последние вывозились в свои владения, где их организовывали в металлообрабатывающие центры, которые специализировались на производстве оружия. К примеру, по письменным источникам известны два таких очень крупных цента — первый на восточных склонах Алтая, насчитывающий около 10.000 мастеров, а второй в районе современного кыргызского города Талас. К слову, в последнем трудились около 700 саксонских металлургов захваченных во время похода в Центральную Европу.



— Монгольские воины были не только отличные наездники, но и искусные стрелки из лука. Можно ли сказать, их военные успехи объяснялись использованием передовых для того времени видов оружия? Составных луков, например.

— Передовых видов оружия? До периода регулярных армий Нового Времени передовых изобретений в военном деле за все предшествующие века было всего четыре — лук, стремя, сабля, порох. В свою очередь, достаточно эффективные инновации в те времена распространялись очень быстро, без преувеличения — со скоростью каравана. Поэтому говорить об использовании монголами каких-то передовых видов вооружения не приходится. А военными успехами монголы, как я уже сказал ранее, обязаны превосходной стратегии и жёсткой дисциплине, позволяющей воплощать её в жизнь.

— Историки пока не могут утверждать, что композитный лук был впервые использован воинами Чингисхана. Какие же военные изобретения однозначно приписывают монголам?

— Композитный лук известен ещё со времен киммерийцев, это стопроцентно. Что до изобретений монголов то, честно, на мой взгляд, все разговоры в этой области простые спекуляции. Всё, за исключением огнестрельного оружия, было изобретено ещё до начала монгольских завоеваний, — лук, стремя, сабля — монголы просто умело этим воспользовались...
Теги: Монгольская империя, военная археология