История Казахстана / Блоги.Казах.ру — блоги Казахстана, РК
rus / eng / kaz


Любой блог можно сделать коллективным. Для этого надо определенным (или всем) пользователям дать права на запись в него. Статья Корпоративные блоги: Как вести? содержит практические советы и примеры
СМИ могут копировать в свой блог ленту новостей или статей. Дополнительное внимание и комментарии обеспечены. Если у вас уже есть блог в другом месте — можно автоматически транслировать записи из него в нашу блог-платформу Можно ставить записям будущее время. Запись будет в черновиках и в указанную минуту автоматически опубликуется.












История Казахстана



Интересные факты из истории Казахстана. Портал «История Казахстана» — e-history.kz.

Блог ehistory Автор блога
Лента друзей
Войти Регистрация



Выдающийся писатель, общественный деятель, ученый, доктор филологических наук, профессор, академик АН Казахстана (1946), заслуженный деятель науки (1957).

АУЭЗОВ Мухтар Омарханович (28.09.1897 г. — 27.06.1961 г.) — выдающийся писатель, общественный деятель, ученый, доктор филологических наук, профессор, академик Академии наук Казахстана (1946), заслуженный деятель науки (1957).

Обучался в аульной школе. Дед Ауэз, друг Абая Кунанбаева, оказал большое влияние на формирование мировоззрения будущего писателя. В 1908 г. Ауэзов учился в медресе Камалиддина, затем на подготовительных курсах русской школы. В 1909 г. лишился отца, и его на воспитание взял дядя Касымбек, который устроил его в Семипалатинское городское пятиклассное училище на земскую стипендию (1910 — 1915). В пятом классе училища Мухтар написал свое первое произведение «Дауыл» («В бурю»).

В 1915 г. поступил в учительскую семинарию в городе Семипалатинск. В 1917 г. написал пьесу-трагедию«Енлик-Кебек» по мотивам дастана «Жолсыз жаза» Шакарима Кудайберды.
В этом же году женился на Райхан Какенкызы.

Политические перевороты в России (1917), образование Алашского движения (1917) и установление советской власти (1917) изменили его жизнь. Ауэзов организовывает союз «Алашской молодежи», способствует открытию различных кружков, пишет статьи для газет «Алаш» и «Сарыарка».

5–13 мая 1918 году на Всеобщем курултае (съезд) казахской молодежи в Омске избран членом центрального исполнительного комитета. Активный участник образования Всеказахской молодежной организации «Жас азамат», выражающей интересы Алашординского движения.

В городе Семипалатинск совместно с Жусупбеком Аймауытовым выпускает научно-общественный журнал «Абай», в котором печатаются научно-познавательные материалы и статьи на социальные темы, пропагандирующие идею создания цивилизованного национал-демократического общества. После выхода 13 номеров журнал закрывается.
После упразднения Алашского правительства Ауэзов занимается подпольной деятельностью.

В 1918 г. родилась его старшая дочь Мугалима, в 1919 г. — сын Шокан, который умер от тифа.

В 1919 г. окончил Семипалатинскую учительскую семинарию. С 1919 г. Мухтар — сотрудник казахского отделения Семипалатинского губернского революционного комитета. С февраля 1920 г. — заведующий отделением Семипалатинского губернского революционного комитета.

Выпускает газету «Қазақ тілі» («Казахский язык»). В «Открытом письме» к казахскому читателю призывает народ активно участвовать в общественной жизни. В этом же году Ауэзов разводится с Райхан Какенкызы и женится на внучке Абая Камиле Магауиякызы.



С 1921 г. работает в Семипалатинском областном революционном комитете. С ноября по май 1921 г. политический секретарь — член президиума ЦИК Казахской АССР.
В журнале «Қызыл Қазақстан» (№ 3–4, 1921) публикуется рассказ Ауэзова «Қоргансыздың күні» («Судьба беззащитной»). Печатается второй вариант пьесы «Енлик-Кебек» («Теке — Орал»). В Казахском театре поставлены пьесы Ауэзова «Бәйбіше-тоқал», «Ел, ағасы».

В 1921—1922 гг. Ауэзов критикует политику репрессий казахской интеллигенции и экономического давления Москвы. 7 марта 1922 г. вместе с членом ЦИК Казахской АССР Смагулом Садуакасовым выражают протест большевистской политике и вручают представителю Центрального Комитета РКП (б) В. Г. Юдовскому письмо, в котором излагались политические, экономические и социальные требования. Главные из них — о национальной независимости, ликвидации голода, возвращении конфискованных земель казахам, вовлечении казахов в производство, об объявлении казахского языка государственным языком, о развитии национального просвещения, науки и печати — были рассмотрены на заседаниях президиума Казахского обкома РКП (б).

11–20 марта 1922 г. Ауэзов и Садуакасов объявлены «националистами-алашординцами».

В 1922 г. «Қорғансыздың күні» и «Енлик-Кебек» выходят отдельной книгой в г. Оренбург.

Осенью 1922 г. Ауэзов поступает вольнослушателем в Среднеазиатский государственный университет (САГУ) в городе Ташкенте, где сотрудничает с журналами «Шолпан» и «Сана». Публикует рассказы «Қыр әңгімелері» («Степные рассказы»), «Үйлену» («Свадьба») и др.

В 1923 г. исключен из рядов РКП(б). В этом же году поступил в Лeнинградский государственный университет на филологический факультет.

В 1924—1925 гг. учительствовал в Семипалатинском учительском техникуме по поручению Наркомпроса Казахской АССР. Выпустил журнал «Таң», в котором опубликованы рассказы «Кінәмшіл бойжеткен», «Қаралы сұлу»(«Красавица в трауре»), «Ескілік көлеңкесінде» («В тени прошлого»), «Жуандық" („Насилие“).

В 1925 г. возвращается в Ленинград и продолжает учебу. В 1926 г. организовывал научную экспедицию в Семипалатинск по изучению казахского фольклорного наследия, пишет пьесу „Карагөз“.
В 1927 г. выходит книга „Әдебиет тарихы монографиясы“.
В Ленинграде Ауэзов женится на Валентине Николаевне Кузьминой. В 1927 г. у них родился сын Елдес (умер в возрасте 2 лет), затем дочь Ляйля (1929).
В 1927—1929 гг. публикует 20-томный полный сборник рукописей Абая.

В январе 1928 г. пишет роман „Қилы заман“ („Лихие годы“), а в феврале пьесу „Хан Кене“.

В 1928 г. поступает в аспирантуру САГУ в Ташкенте. Во время учебы в аспирантуре, летом, путешествуя по кыргызским степям, изучает и записывает эпос „Манас“.
1929—1930 гг. посвящает себя научной работе и вопросам миграции.

16 сентября 1930 г. арестован органами ОГПУ. Ему предъявляется ряд обвинений, среди которых — организация подпольной борьбы против советской власти и участие в подготовке вооруженного восстания для ее свержения; выступление против конфискации имущества богатых; формирование национал-буржуазной организации „Алқа“; написание произведений, восхваляющих дореволюционную жизнь и быт казахского народа.

Находился под следствием 2 года. В апреле 1932 г. вынесено решение об условном лишении свободы сроком на три года.
10 мая 1932 г. Ауэзова заставили выступить в „Открытом письме“ через газету „Социалды Қазақстан“ и „Казахстанская правда“ с заявлением об отказе от своих произведений „Карагөз“, „Енлик-Кебек“, „Хан Кене“, „Қилы заман“ и научно-исследовательских трудов по истории казахской литературы.

Ауэзов устраивается на временную работу учителем казахского языка и литературы в Казахский сельско-хозяйственный институт, по совместительству — заведующим литературного отделения Казахского драматического театра.

С сентября 1932 г. Ауэзов — старший преподаватель, профессор Казахского педагогического института. Пишет пьесы, прозу (рассказы, повести) „Октябрь үшін“ (1932), „Айман — Шолпан“ (1933), „Тартыс“ (1933), „Плечом к плечу“ („Білікке білек“, 1934), „Три дня“ („Үш кун“, 1934),„Превращения Хасена“ („Қасеннің құбылыстары“, 1934), „Түнгі сарын“ (1934), „Тас тулек“ (1935), „Ақан — Зайра“ (1935), „Следы“ („Іздер“ 1935), „Крутизна“ („Шатқалаң“, 1935), „Песок и Аскар“ („Құм мен Асқар“ 1935), „Тастүлек“ (1935), „Ескілік көлеңкесінде“ („В тенях прошлого“ 1935). „Қараш-Қараш“ (1936).

В 1936 г. Ауэзов участник декады казахской литературы и искусства в Москве, делегат Союза писателей Казахской АССР.
Продолжает писать пьесы и прозу: „Алма бағында“ (1937) „Шекарада“ (1937), Бүркітші» («Беркутчи», 1937), «Ақ қайың" (1938), «Бекет» (1938), «Қалқаман — Мамыр» (1938), «Абай» (1940).

Переводит на казахский язык произведения Н. В. Гоголя, А. Афиногенова, Н. Погодина, К. Тренева, В. Шекспира, рассказы Л. Н. Толстого, Дж. Лондона.
В 1940 г. по сценарию Ауэзова снят фильм «Райхан». Совместно с Л.Соболевым издает сборник «Дала жыры» («Песня степей», 1940), пишет предисловие к сборнику.
В 1941 г. заканчивает роман «Абай». Выход этого романа стал значительным событием в культурной жизни Казахстана.

В годы Великой Отечественной войны пишет пьесы «Сын сағат» (1941), «Намыс гвардиясы» (1942), совместно с А. Абишевым).

В 1943 г. Ауэзов — научный сотрудник научно-исследовательского Института языка, литературы и истории, профессор кафедры казахской литературы Казахского Государственного Университета, где преподает до конца своих дней.

Пишет либретто к опере «Абай» (1944), «Қынаптан қылыш» (1945) и сценарий к фильму «Абай әндерi» («Песни Абая», 1945).
В 1946 году Ауэзов начинает работу над второй книгой об Абае, которая публикуется в 1947 г.

С 1946 г. академик Академии наук Казахстана, доктор филологических наук, профессор. Автор «Истории литературы Казахской ССР», руководитель авторского научного коллектива издания «Истории Казахской советской литературы» (1947).

В 1949 году за роман об Абае становится лауреатом Сталинской премии первой степени, Государственного правительства Казахской ССР.
В 1950 г. выходит 3-я книга романа «Абай».

В 1951 г. Ауэзов награжден орденом «Знак Почета».

В 1951—1954 гг. началась кампания критики творчества Ауэзова. Его называют «национал-алашординцем», обвиняют в публикации произведений казахского фольклора, содержащих элементы пропаганды против России; восхвалении феодализма в романе «Абай», искажении истории Казахстана и истории казахской литературы.

В 1953 г. под угрозой ареста вынужден уехать в Москву. В защиту Ауэзова выступили российские писатели — члены Союза писателей СССР — А.Фадеев, К.Симонов, В.Кожевников, Н.Тихонов.

В 1953 — 1954 гг. читал специальный курс «История литературы народов СССР» в Московском государственном университете.

В 1954 г. возвращается в Алматы и заканчивает роман-эпопею «Путь Абая».

В 1955 — 1957 гг. издается Полное собрание сочинений Ауэзова в 6-томах.

В 1955 г. избирается депутатом Верховного Совета Казахской ССР, становится почетным гостем съезда писателей ГДР в Берлине, совершает 40-дневную поездку в Индию.

В 1956 г. выходит в свет пьеса «Бес дос».

В 1956 г. награжден вторым орденом Трудового Красного Знамени, в 1957 г. орденом Ленина. В городах Алматы и Москва проводятся юбилейные торжества по случаю 60-летия писателя.

В 1957 — 1961 гг. заведующий отделением устной народной литературы Института языка и литературы Академии Наук Казахской ССР.

Публикуются произведения Ауэзова «Дос-Бедел дос» (1958), «Алуа» (1958).
В 1958 г. Ауэзов участвует в работе 1-й конференции писателей стран Азии и Африки в городе Ташкенте.

Выходит в свет произведения «Асыл нәсiлдер» (1959), «Мысли разных лет» (1959) и монография «Абай (Ибрагим) Кунанбаев» (1959).

В 1959 г. во второй раз избирается депутатом Верховного Совета Казахской ССР.
За роман-эпопею «Путь Абая» Ауэзову присуждается Ленинская премия.

Выпустил сборники произведений «Караш-Караш» (1960), роман «Өскен өркен» (1960 — 1961).
В 1960 г. — поездка в Америку, 1961 г. — в Индию.

Ауэзов скончался 27 июня 1961 г. в Москве во время операции.
Похоронен 1 июля на центральном кладбище в городе Алматы.

Творчество Ауэзова сыграло исключительную роль в развитии казахской драматургии. Пьесы «Еңлік-Кебек», «Бәйбіше-тоқал» («Жены — соперницы»), «Қарагөз», «Түнгі сарын» («Ночные раскаты»), «Абай», «Қарақыпшак Қобыланды» и другие вывели казахскую драматургию на мировой уровень.

Ауэзов автор научных трудов по казахскому фольклору, истории и теории казахской литературы, о жизни и творчестве Абая. Ауэзов основал новый раздел казахского литературоведения — абаеведение, дал научную оценку произведениям таких акынов, как Шортанбай, Мурат, Дулат и других, исследовал сказки и легенды о Коркыте, Асан Кайгы, написал объемный научный труд об эпосе кыргызского народа «Манас».

Именем Ауэзова названы Институт литературы и искусства, Казахский академический театр драмы, улицы и школы в городах Алматы, Астана, Семипалатинск и др. В Алматы создан дом-музей Ауэзову.

Изучению жизни и творческого наследия Ауэзова посвящены труды художников и скульпторов К. Телжанова, М. Кенбаева, С. Мамбеева, Е. Сидоркина, Е. Вучетича, Н. Нурмухамбетова и других. Писателю установлены памятники во всех регионах республики. На Казахском телевидении снят 12-серийный фильм о великом писателе (автор А.Тойбаева).

Сочинения Ауэзова неоднократно переиздавались и переводились на многие языки мира.

По решению ЮНЕСКО в 1997 г. во всем мире праздновалось 100-летие со дня рождения Ауэзова.

http://e-history.kz/



Приметы и поверья, которые издавна бытуют в истории казахского народа, являются отражением многовековых традиций и опыта, определенных заповедей, оставленных предками.

Поверье — это суеверное предание, в которое можно верить или не верить, однако это пример народной жизни, рожденный опытом и традициями. Примета есть своеобразное предвестиечего-либо — хорошего или плохого, она есть знак, предостережение человеку. Вместе с тем, у казахов существует «примета», неразрывно ассоциирующаяся с понятием «запрета», или табу.

Сегодня некоторые из этих знаковых преданий представляют лишь исторический интерес, но немало среди них таких, которые помогают людям жить, творить и приумножать духовные и материальные богатства.

Вместе с тем, многие приметы и поверья, дошедшие до наших дней, носят отголоски языческой веры (тенгризм, шаманизм, суфизм и др.). Однако следует отметить, что некоторые приметы и поверья трактуются в отдельных сурах Корана.

«Киргизы (казахи) приписывают особенную силу «кие» некоторым стихиям, например, огню (который был божеством), некоторым животным, птицам и разным предметам, полезным в их кочевом быту, и воздают им известного рода почет, думая, что исполнение этих почетных обрядов утверждает за ними богатство и счастье. Құт — это слово заключает в себе идею счастья, соединенного с богатством, а неисполнение — бедность и какое-нибудь зло. Предметы, имеющие такую силу, кие, называют киелы, а карательная их сила — кеср (зло)» [1].

Ч. Ч. Валиханов писал: «…если животное имеет какую-нибудь особенность, то его называют аулие и почитают выражением счастья; лошади с гнездами на гривах и хвостах, которые делают, по понятиям казахов, злые духи — шайтаны, почитаются также как предмет счастья (құт). Таких животных никому не отдают: счастье уйдет («құт кетеді»), если отдают — тогда берут так называемый слекей — слюну. Например, у лошадей вырывают клочок гривы, ослюнивают в слюне животного и кладут в калту, т. е. в карман» [2].




Г. Н. Потанин более детально описал этот обычай следующим образом: «хозяин вырывает клочок шерсти, сует под губы продаваемой скотины, чтобы замочить ее слюной… У киргизов (казахов) подобный обычай называется слекей, обтирать слюну… шерсть со слюной зашивают в гриву коню, если она взята с коня, в гриву» барана и т. д.; другие вместо шерсти довольствуются тем, что оботрут слюну своим кепешем (шапкой). Говорят, что если слюну не обтереть, то скот не будет водиться»; если забудут соблюсти этот обычай, то через день и более догоняют проданную скотину; если купленная скотина заболеет, а хозяин, продавший ее, не отер слюны хоть через пять дней, человек, который купил ее, может по обычаю возвратить ее старому хозяину и сказать: «Ты не отер ее слюны; она заболела, возьми ее назад». И тот должен взять ее обратно [3].

Собирая этнографические материалы по религиозным воззрениям, Диваев определяет в жизни казахского народа следующие признаки некогда существовавшего «язычества»:

1. Когда молодая сноха в первый раз вступает в дом свекра, бросают в огонь очага кусочки бараньего сала;
2. Весною, когда киргизы из зимовок впервые вступают на летовки, навьюченные со скарбом верблюды проводятся между двумя пылающими кострами, специально для того разведенными;
3. За бесплодие не отсылают жену к отцу, а посылают ее ночевать к святым местам и жечь там свечу или затапливать огонь;
4. Отағасы…, т. е. «хозяин огня», а также «один дым»;
5. В продолжение 40 дней зажигали по 40 шырақ (сальных фитилей) по умершему. Все это, несомненно, подтверждает, — указывает А. Диваев, — существование у казахов доисламского периода культа поклонения огню. В вопросе определения остатков домусульманских религиозных верований у Диваева много общего с Ч. Ч. Валихановым.

Так, в своей работе «Следы шаманства у киргизов» [4] Валиханов среди признаков шаманства определяет культ огня и связанные с этим различные ритуалы (поклонение, очищение огнем, роль в свадебном ритуале, изготовление светильников (чираков) по умершему и т. д.). О казахских приметах А. А. Диваев пишет так: «Не следует проезжать и проходить перед гуртом и сквозь гурт баранов, ибо там, где они пасутся, присутствует пророк хизр». Далее он отмечает, что среди казахского народа бытует примета (обычай), по которой нельзя принимать пищу ранее, чем отведает хозяин [5]. Диваев замечает в этой примете отзвуки исторического прошлого.

Изучая работу В. П. Наливкина «Краткая история кокандского ханства» и используя сведения информатора, ученый предполагает, что исторические условия во время кокандского владычества выработали у казахов эту примету. Автор приводит случай, описанный его информаторами, по которому казахский батыр Игибай, защищавший интересы народа в период владычества кокандских беков в Перовском уезде, был отравлен Якуббеком [6]. Боясь повторения таких случаев, казахи стали опасаться есть или пить первыми в чужом доме.

Таким образом, приметы и поверья, которые издавна бытуют в истории казахского народа, являются характерным отражением многовековых традиций и опыта людей, их морали, нравственности и определенных заповедей, оставленных предками подрастающим поколениям.
Этой проблеме посвящены работы профессора, доктора педагогических наук С. К. Калиева [7], доцента А. Куралулы, Ж. М. Саурыковой [8]. В своих трудах они отмечают, что тематика казахских поверий и примет разнообразна — это жизненные советы и обереги для людей, предостережения в быту, на охоте, забота о скоте и хозяйстве, ритуальные поверья, суеверные и реалистичные предания, предвестия радостных или плохих событий. По мнению этих ученых, основное назначение казахских народных примет и поверий — это предостеречь, оградить, особенно молодых и неопытных от бед и жизненных трудностей, воспитать их в духе гуманистических традиций человечества, уважения к старшим и к исконным народным заповедям.

1. Валиханов Ч. Ч. Следы шаманства у киргизов // Собр. соч. в 5-ти томах. — Алма-Ата, 1971. — Т. 1. — С. 486.
2. Валиханов Ч. Ч. Тенкри (бог) // Собр. соч. в 5-ти томах. — Алма-Ата, 1961. — Т. 1. — С. 30.
3. Потанин Г. Н. Очеркисеверо-западной Монголии. Спб., 1881. Вып. 2. — С. 94.
4. Валиханов Ч. Ч. Следы шаманства у киргизов // Собр. соч. в 5-ти томах. — Алма-Ата, 1971. — Т. 1. — С. 501.
5. Диваев А. Приметы. Сборник материалов для статистики Сырдарьинской области — Ташкент, 1894. — Т. III. — С. 80. Из книги А. А. Байтанаева «А. А. Диваев — Очерк жизни и деятельности». — Шымкент-Алматы, 2004. — С. 132–133.
6. Диваев А. Приметы. Сборник материалов для статистики Сырдарьинской области — Ташкент, 1894. — Т. III. — С. 80. Из книги А. А. Байтанаева «А. А. Диваев — Очерк жизни и деятельности». — Шымкент-Алматы, 2004. — С. 134.
7. Калиев С.К. Қазақ этнопедагогикасының теориялық негіздері мен тарихы. — Алматы: Рауан, 1998. — 128 б.
8. Құралұлы А., Саурокова Ж.М. Ұлттық дүниетаным 3-сыныпқа арналған оқу құралы. — Алматы: Өнер, 1997. — 80 б.

Материал предоставлен Научно-экспертным советом Ассамблеи народа Казахстана, статья из книги д.п.н., профессора А. Калыбековой «Народная мудрость казахов о воспитании», Алматы, 2011 г.



10 қаңтар күні көрнекті жазушы, инженер Ілияс Есенберлинге 100 жыл толды.

Даңқты жазушының мерейтойына орай, Есенберлинтануға ден қойып, оның өмірін зерттеп жүрген, т.ғ.к., доцент Амангелді Қашқымбаевпен сұхбаттасқан болатынбыз.

— Бір сөзіңізде І. Есенберлин өмірі әлі зерттелмеген тақырып деген екенсіз. Жазушы өмірін зерттеуге не түрткі болды?

—Қызық сұрақ. Мен жазушы өмірін зерттеу жайлы 90-шы жылдардың басында-ақ ойлана бастадым. 1993 жылы, Ақмолаға жұмысқа ауысып келдім. Сол жылы бір қызық оқиға болды. Ақмоладағы Қазақ драма театрының директоры Жақып Омаров ағамыз, Шәмшіге арналған спектакль қоямыз деп Оразбек Бодықов деген драматургты шақырды. Сол үшеуміз әңгімелесіп отырғанда, Ресей мен Қазақстан қарым-қатынасына басқаша көзқараспен қарасақ деген ой тастадым. Жақаң тұрды да: «неге олай ойлайсың» деп сұрады. Соның алдында ғана кітапханада отырып, І. Есенберлиннің «Көшпенділерін» орысша кейін қайталап, қазақша оқып едім. Мен романдағы Ресейге қосылу мәселесі жөніндегі Абылай хан мен Бұхар жыраудың өзара әңгімесін мысалға келтіріп, айтып бердім. Қысқаша айтар болсам Жақаң мен Оразбекке, үлкен мемлекеттің шағын елді отарлап, хандықтың жойылғанын жеткіздім. Есенберлин шығармасының әсерімен. Кейін тағы да ізденіп, мәліметтер жинай бастадым. Жазушы шығармашылығында маған халық пен ұлт рулардан, хандық рулардан құралады деген тұжырымдарын ЖОО сабақ бергенімде, студенттеріме түсіндіріп те жүрдім. Жазушының қазақ халқы әлдеқашан бірігіп, орталықтандырылған мемлекет құрды деген ойын шығармаларын ден қойып оқысақ, аңдамау мүмкін емес. Қазақ хандығы құрылған уақытта бүгінгі «бетке ұстар» Еуропада бір орталықтан басқарылатын мемлекет жоқ еді. Карл Маркстің неміс мемлекетіне байланысты мынадай деп айтқан сөзі бар: «1871 жылғы Седан шайқасынан кейін неміс мемлекеті біртұтас болып бірікті. Оған дейін бір жылда қанша күн болса немістерде соншама ел болып еді» — дейді. Орыстардың өзі І Петрдің тұсында ғана бір орталыққа бағынған жоқ па? Қазақ хандығы одан бір жарым ғасыр бұрын бірігіп, әлемдік қатынасқа енді еніп келе жатқанда жағдай күрт өзгерді емес пе? І. Есенберлин осы оқиғалардың бәрін толық қамтып, алты томдық трилогиясында түйінін тарқатып берді. Менің жазушы өмірбаянын зерттеуімнің басты себебі оның ой тұрғысының тереңдігінде, еңбекқорлығының ерекшелігінде. Сол 1993 жылдан бастап, деректер мен мәліметтерді жинап, екі жыл бұрын осы еңбегімді жазуға отырдым. 500-ге жуық әдебиеттерді пайдаландым. Және-де айта кетейін, бұл еңбекті мен өз қаржыма шығардым.

— Сіз жазған еңбек көркем шығарма да, монография да емес, ғылыми-танымдық шығарма болып саналады. Өзіңізді Есенберлинтанушымын деп айта аласыз ба?

— Біріншіден мен неге ғылыми еңбек ретінде жаза алмағынымды айта кетейін. Өйткені бұл еңбекте оның естеліктері мен замандастарының да айтқанын кітапқа пайдаландым. Сосын бұл еңбекте «І. Есенберлин шығармаларындағы тарих және тарихи сабақтастық» деген тарау бар. Соның ішінде, «Тарих — қосылғыштардың қосындысы емес» деген сөз бар. Бұл сөз «Көшпенділерден» емес «Мұхиттан өткен қайық» романынан алынды. «Абыройға лайықты «импрам» дейтін сөзінен алынған тарау да бар. «Импрам» (тобыр) сөзін қабылдай алмаған әріптестерім-де болды. «Бұл не сөз тағы? Тобырдың не қатысы бар?» деп өре түрегелді. І. Есенберлин «Көшпенділерде», «Мұхиттан өткен қайықта» бұл сөзді бірнеше рет қолданады. Мәселе тобырда емес, тарихты жасаушы халықта. Міне ол кісі, осыған жауап береді. Ал, Есенберлинтануға келер болсақ, бұл менің жазушыны тануда жасаған бірінші қадамым. Әлі де қаншама еңбек жазылуы мүмкін. Жаңа ойлар мен тың деректер тапсам толыға берері сөзсіз. Оның өміріне қатысты, қолыма түспей жүрген құжаттар да жетерлік. Мысалы, ол Қарсақбайда жұмыс істеп жүргенде ауатком хатшысына жазған хатын қаншама іздеп, таппай жүрмін. Ал мен жазған еңбек өзімше жазушыны тануға қосқан бір үлесім деп білемін.

— І. Есенберлин жазушы-тарихшы. Шығармаларында тарихи шындықтардан ауытқып кеткен жерлері жоқ па?

— І.Есенберлин шығармашылықтың талай сатысынан өткен адам. Бірінші мамандығы тау-кен инженері одан кейін соғысқа қатысқан, майданда жүріп саяси жетекші болып, офицер шенін алған.



І. Есенберлин Екінші Дүниежүзілік соғысқа қатысып, Кеңес әскерінде саяси жетекші (политрук) болған

— Өзі көзі тірісінде айтқандай, өлеңдер мен дастандар жазған. Оқушы кезінде қабырға газетіне өлеңдері жарияланып тұрған екен. Соғыстан жараланып келген соң, инженер бола алмадым, денсаулығым жарамағандықтан, там-тұмдап шығармашылыққа ден қоя бастадым дейді. Ізденіп жүріп, Мәншүк Мәметоваға арналған «Айша» дастанын жазады. Әділ Майкөтөвке (Қазақстанда кеңес өкіметін орнатуға белсене қатысқан революционер), Әл-Фарабиге арналған поэмалары да жарық көреді. Киноға да сценарий жазған. Кино сценарийлерінің жалпы саны он шақты болғанымен, жазушылар одағының жиналысында Әнуар Әлімжановтың тарапынан қатты сынға ұшыраған екен. Содан соң ба, жоқ әлде тарихқа деген қызығушылық басым болды ма, 60-шы жылдардан бастап тарихи тақырыптардағы романдар жазуға бір жола отырады. Жалпы саны 17 роман, 40-тан астам өлең жазған, 7–8 дастандары бар.

Шығармаларында шындық бұрмаланбай тура жазылған. Мысал үшін, биыл Қазақ хандығының 550 жылдығын тойлайын деп отырмыз. 70-ші жылдары ғылыми талас бір пікірге келмей тұрғанда Ілияс Есенберлин Қазақ хандығының құрылған уақыты деп ХV ғасырды көрсетеді. Хандықтың құрылу себептерін, оның бастапқы жағдайын, қандай хандар билегенін шебер суреттеп, жазады. Ол, «Омбыда жүргенде хандар мен Кенесары туралы мәліметтерді жинап, шығыс ғалымдарының еңбектерін көптеп, оқыдым» дейді.

— І. Есенберлин жан-жақты жазушы. Еліміздің орта ғасырдағы Қазақ хандығының тарихынан бастап, жаңа заман тарихына дейінгі аралықты қамтыған шығармалар жазып, өндірте еңбек етті. Тап тартысы жайлы жазылған «Айқас» романы үшін Мемлекеттік сыйлыққа ие болды. «Маңғыстау майданы», «Алтын аттар оянады» секілді жаңа заман тарихы жайлы шығармаларына көзқарасаңыз қандай?

— Өте орынды сұрақ. Менде бұл сұраққа жауап іздеп жүрмін. Бірақ менің ойымша Есенберлин өз заманының адамы бола білген. Дүниеге келіп, көзін ашқан кезі Кеңес өкіметінің орнауымен тұспа-тұс келді. 1915 жылы дүниеге келсе, 1923 жылдан бастап, жетімдер үйінде кеңестік дәуірдің тәрбиесін алып, өмірден өз орнын тапқан адам. Қарап отырсақ ол, өмір бойы Кеңес өкіметіне қарсы келмеген секілді. Мектепте жүргенде біз:
«Ленин біздің бабамыз,
Сталин біздің атамыз.
Қарсы келген жауларды,
Қақ жүректен атамыз» — деген өлеңді айтатынбыз. І. Есенберлинде сондай тәрбиемен өскен. Себебі Атбасардың көшесінде-мойны ырғайдай, биті торғайдай болып, аш-жалаңаш жүрген оны жетімдер үйіне апарып өткізген. Ол бала кезінде бұзық болып, көше бұзақыларына қосылып кетуге сәл-ақ қалған. Жетімдер үйінде жетіліп, білім алған соң Қарсақбайға барып, жұмыс істеді. Сегізжылдық мектепті бітірді. Қарсақбайға қайта келіп аудандық атқару комитетінде нұсқаушы болып еңбек етті. Бәрі орнында секілді.
Бірақ менің ойымша ол, есін білген кезден бастап, социалистік қоғам дегеніміз керемет, маған білім алып, адам болып қалыптасуыма мүмкіндік берді. Жоғары білім алдым, жазушы болып қалыптастым деген оймен жүрген секілді. Дегенмен, 1932–1933 жылдары Қарсақбайда нұсқаушы болып жүргенде, ауатком хатшысы Тилляевқа «елде ашаршылық, неге қазақтар қырылып жатыр. Қарсақбайда жұмысшылардың дені орыстар, олардың тұрмысы тәуір. Олардың отбасыларына қосымша тамақ беріліп жатыр. Сол паекты сәл ғана азайтып, аштан қырылған қазақтарға бөліп берсек» деп хат жазған екен. Бұл деректі інісі Раунақ айтқан.



Інісі Раунақпен

Тағы бір айта кетер жайт ол, соғыстан кейін киностудияда жұмыс істеген. Бірақ сол кезде партиядан шығарып жібереді. Себеп, келіншегі Диляра тектінің тұқымы. Әкесі Хамза Жүсіпбеков заңгер, Әділет Халық комиссары қызметін атқарған. 37-ші жылы «халық жауы» деген жалған айыппен атылып кеткен.



Әйелі Дилярамен

Өзі жетім өскен Ілияс Диляраның басындағы анадай жайттан соң миы қатып, жүргенде, Ақмола жақта Хамзаның ағасы бар деп естиді. Іссапармен келгенде сол кісіні тауып, батасын алады. Кейін жанында жүрген жолдастарының бірі соны көрсетіп, орталыққа хат жазады. Сосын қудаланып, жұмыстан босап қалады да, филармонияға жұмысқа тұрады. Кейін сол жерде жүріп істі болып қалады.



Филармониядағы әріптестерімен. Алдыңғы қатарда сол жақтан санағанда алтыншы отырған І. Есенберлин

— Қандай іс?

— Мәскеуде өткен филармонияның мәдениет күндерінде есептелген, ақшалардың орны жетпей қалады. Нақтылап айтсақ 3000 рубль. Бірінші болып басшыны кінәлаған соң, дүние-мүлкін сатып, орнын жабады. Араға аз уақыт салып, кей «азаматтар» бұл істі қайта қозғатады. І. Есенберлин Қарақұмға (Түркіменстан) сотталып кете барады.
Сол жерде оның тау-кен инженері деген мамандығы көп көмегін тигізеді. Ол жерде кен орнындағы жарылыс жұмыстарын ұйымдастырады. Инженер ретінде ерекше жағдайға ие болып, келіп тұрған ажалдан аман қалады. Үш жылдан соң ақталып, бостандыққа шығады.



Алматыға келіп, бір жола жазушылыққа бет бұрады. Кеңес өкіметіне көзсіз берілгенімен ол шығармаларында «бірақ" деген сөзді көп қолданады. Киностудияда жүргенінде Свердловскіден Пястолов дегенді директор етіп тағайындайды. Ол қазақтарға жақсы қарамаса керек. Сонда І. Есенберлин орталыққа «неге киностудияны басқаратын қазақ жоқ па?» деген мәнде бірнеше мәрте хат жазады. Елімізге кадрды орталықтан әкеліп қою, сол кезде-ақ болған. Ол, заманында-ақ осы мәселені көтерген. Кейін бұл мәселе ушығып, 1986 жылғы оқиғаға айналды ғой.

І. Есенберлиннің жазушы болуына түрткі болған Д. Қонаев. «Мұхиттан өткен қайық" романындағы бас кейіпкер Д.Қонаевтың прототипі. Тың игеру жылдарындағы кей бассыздықтарды жазып, ауыр нәрселерді көтерген. Қаншама Кеңес өкіметіне берілсе-де ұлт қамын ойлап, өзекті мәселелерді көрсетіп отырған. Ол өзінің орыс тілді екенін мойындай отырып, жинаған қазақ тарихына қатысты деректерін түгелге дерлік қағазға түсіріп үлгерген. І. Есенберлиннің кереметтігі көркем шығармаларын деректерге сүйене отырып, халық сүйіспеншілігіне бөленгендігінде. Басқа жазушылар «тілің орысша, түрмеге отырып келгенсің, шығармаларыңның көркемдігі төмен» деп бөлектесе-де, оны халық қолдады. Шығармалары шығысымен қолдан-қолға тигізбей оқылды. Қай кезде-де халық жаппай оқып, кезекке тұрып алған кітаптардың ғұмыры ұзақ болмақ.

— Әңгімеңізге рақмет!

[/I]Сұхбаттасқан Олжас БЕРКІНБАЕВ

http://e-history.kz/


О богатой истории и неповторимой культуре нашей страны писали ученые со всего мира в древности, средние века и новое время... Чем сегодня интересуются зарубежные исследователи Казахстана?

Любовь Ермоленко, доктор исторических наук, профессор кафедры археологии Кемеровского государственного университета (г. Кемерово, РФ), более 35 лет изучает каменные изваяния в Центральном Казахстане. Сегодня Любовь Николаевна рассказала нашему порталу, в чем значение этих памятников древности и как сохранить их для наших потомков.

Любовь Николаевна, Вы изучаете каменные изваяния Центрального Казахстана. Почему Вас привлекла эта область археологии?

Изваяния, на мой взгляд, одна из самых интереснейших исследовательских тем. Археолог, как правило, исследует материальные остатки жизни древних обществ, в особенности мир вещей, созданных человеком. Изваяния, изображающие людей — не только изделия древних камнетесов. Изучая их, кажется, смотришь в зеркало истории, в котором отразились лица людей минувших эпох, причем через призму видения ими самих себя. Что представлялось им существенным в человеке? Почему подчеркивались некоторые детали человеческого образа (например, большие глаза, сведенные на переносице брови)? Почему изображались одни и те же позы (положения рук), предметы (например, сосуд)? Искусство каждой эпохи «говорит» своим особым языком. Приблизиться к его пониманию — сложная и увлекательнейшая задача. Кроме того, изваяния не могут изучаться в отрыве от сооружений, при которых они устанавливались, от ландшафтных особенностей и т. д. Процесс исследования изваяний многогранен.

Подобные каменные статуи находят и в других странах. В чем особенность казахстанских балбалов?

Позвольте начать со второй части вопроса. Почему-то в средствах массовой информации словом «балбал» обозначают каменное изваяние. Это неверно. Балбалами называются небольшие каменные столбики, которые устанавливались в ряд перед изваянием. По сведениям древнетюркских рунических надписей, балбалы обозначали убитых героем врагов. Так, в надписи в честь умершего правителя восточных тюрков — Бильге-кагана говорится о врагах: «их витязей убив, я приготовил (себе) балбалов». Древнетюркские изваяния, изображающие воинов, считаются изображениями умерших (павших в битве?) героев.

Теперь отвечу на первую часть вопроса. На территории Казахстана найдены каменные изваяния разных эпох, начиная с эпохи поздней бронзы (рубеж 2-го и 1-го тысячелетий до нашей эры) до развитого средневековья (по крайней мере, вплоть до монгольского нашествия в 13 веке нашей эры).

Некоторые изваяния раннего железного века (1-е тысячелетие до нашей эры), точнее сакской эпохи, на территории Центрального Казахстана имеют определенное сходство со скульптурой скифов, живших в степях Причерноморья и Северного Кавказа.

На территории Мангыстау и Устюрта обнаружены святилища с оригинальными изваяниями второй половины 1-го тысячелетия до нашей эры. Эти памятники считаются наследием сарматских племен.

Изваяния второй половины 1-го тысячелетия нашей эры являются памятниками тюрков — могущественного кочевого народа, создавшего в степях Азии державу (каганат), распавшуюся на Восточнотюркский и Западнотюркский каганаты. Изваяния на территории Казахстана оставлены западными тюрками и несколько отличаются от изваяний, выявленных на территориях Монголии, Тувы и Алтая.

Изваяния начала 2-го тысячелетия нашей эры на территории Казахстана выделяются учеными в группу памятников кыпчакской эпохи. На территориях к востоку от Казахстана подобные памятники почти не встречаются. А вот западнее — в Северном Приазовье — обнаружено несколько десятков аналогичных изваяний. Их создателями были откочевавшие в 11 веке группы кыпчаков, впоследствии известных под именем половцев или команов.

Чем отличаются древнетюркские и кыпчакские изваяния?

Если говорить в общем, то они различаются содержанием образа и способом установки.

Древнетюркские изваяния обычно изображают мужчин, нередко с сосудом (кубком или чашей) в правой руке и клинковым оружием на поясе, но есть также изваяния, на которых показана только человеческая голова. На лицах многих древнетюркских изваяний, изображающих доблестных героев запечатлена гримаса гнева — выпученные глаза, сведенные на переносице брови. Воинская ярость была важным боевым качеством в те эпохи, когда еще не было огнестрельного оружия.

Древнетюркское изваяние ставилось с восточной стороны четырехугольного каменного сооружения, именуемого оградкой. От изваяния на восток мог отходить ряд каменных столбиков-балбалов.


Древнетюркское изваяние, установленное возле оградки лицом на восток. Найдено близ аула Сона в Актогайском р-не Карагандинской обл.



Вид на изваяние с обратной стороны. От изваяния в восточном направлении отходит ряд балбалов



Рисунок изваяния, найденного близ аула Сона

Изваяния кыпчакской эпохи изображали людей с сосудом в обеих руках, по мнению многих ученых — предков. Если на древнетюркских изваяниях сосуд находился на уровне груди, то на кыпчакских — возле живота. Оружие на кыпчакских изваяниях никогда не изображалось, как и выражение гнева на лицах, зато иногда подчеркивались признаки женского, реже — мужского пола. Часть кыпчакских изваяний изображала голову человека.

Кыпчакские изваяния ставились с восточной стороны или в центре сооружения, внешне напоминающего курган. Такие сооружения принято называть кыпчакскими святилищами. В святилище могло быть установлено от одного до пяти изваяний.



Кыпчакское святилище в местности Жайнакбай. Актогайский р-н Карагандинской обл.



Кыпчакское изваяние в урочище Жанатурмыс. Шетский р-н Карагандинской обл.

Как Вы считаете, для чего создавались подобные памятники? Какую информацию хотели передать своим потомкам их создатели?


И древнетюркские, и кыпчакские изваяния считаются памятниками мемориальными, т. е. сооружавшимися в память об умерших. Древние тюрки, например, считали камень вечным, что засвидетельствовано руническими надписями. Следовательно, изготовление каменных изваяний имело целью увековечить память о героях, предках. Примечательно, что в отличие от открыто стоящих древнетюркских, некоторые кыпчакские изваяния были скрыты под насыпями курганообразных святилищ. Ритуал сокрытия изваяний в такой рукотворной «горе» мог быть связан с известным по письменным источникам мифом о чудесном рождении предка внутри горы, с верой в то, что умерший человек, подобно предку, должен был возродиться из небытия.

Часто в СМИ поступает информация о фактах кражи или намеренного уничтожения каменных изваяний. Но совершенно очевидно, что статуи подвергаются и воздействию неблагоприятных природных условий. Какие действия предпринимают археологи для их сохранения?


К сожалению, каменные изваяния уязвимы. Их разрушают люди по неведению (приняв за каменные блоки, используют в кладках стен хозяйственных построек и т. д.) или злому умыслу, их не щадят время и природные стихии (гранит выветривается, крошится, отслаивается). Проблема сохранения этих уникальных памятников насущна. Свозить их в музеи? Но стоящие в музейных экспозициях или возле музейных зданий изваяния, изъятые из древних сооружений, с которыми образуют одно целое, вырванные из исторического ландшафта, кажется, теряют свое неповторимое своеобразие. В Степи они выглядят величественными, не избывшими своего изначального предназначения. Первостепенная задача археологов — обнаружение и тщательное изучение изваяний, без чего невозможно налаживание их учёта и охраны. Другая не менее важная задача — популяризация научных знаний. Понимание людьми культурной и исторической ценности изваяний способствует более внимательному и бережному отношению к этим памятникам.

Уже около 20 лет совместно с Жолдасбеком Курманкуловым Вы участвуете в работе экспедиции в Центральном Казахстане. Не могу не спросить о самом знаменательном для Вас моменте раскопок.

Совместно с Жолдасбеком Курманкуловичем Курманкуловым — главным научным сотрудником Института археологии им. А. Х. Маргулана — мы изучаем изваяния Сарыарки уже свыше 35 лет как в ходе археологических разведок, так и раскопок.



Ж. Курманкулов и Л. Ермоленко при исследовании изваяния (2009 г.). Долина Акши. Актогайский р-н Карагандинской обл.



Участники раскопок сооружения с изваянием сакской эпохи в урочище Айбас-Дарасы Улутауского р-на Карагандинской обл. (2013 г.). На снимке: изваяние общими усилиями участников экспедиции вытащено на поверхность из глубокой ямы, чтобы исследовать на дне её погребение.



Л. Ермоленко на раскопках оградки с изваянием в урочище Коргантас (2011 г.). Улутауский р-н Карагандинской обл.

Что касается памятных событий, то одним из них было обнаружение раскрашенного каменного изваяния в кыпчакском святилище на реке Жинишке в Актогайском р-не (1990 год). До раскопок над поверхностью курганообразного святилища выступали верхние части пяти изваяний.



Кыпчакское святилище на р. Жинишке до раскопок (1990 г.)

Когда изваяния были только выкопаны из хранившей влагу земли, на одном из них Жолдасбеку Курманкуловичу удалось рассмотреть раскраску — нарисованный желтой, красной и черной красками «передник».



Раскрашенное изваяние из святилища на р. Жинишке. Актогайский р-н Карагандинской обл.

На жарком солнце камень быстро высыхал и рисунок на глазах исчезал. Бросились его фотографировать, но тут случилось странное: все фотоаппараты, тогда еще плёночные, отказались работать. С ними пришлось изрядно повозиться, и чтобы сфотографировать и зарисовать изображение пришлось смачивать поверхность изваяния водой. Открытие раскрашенного изваянии было очень важным. Оно показало, что первоначально изваяния выглядели иначе, чем теперь и не были «бесцветными». Судя по всему, в прошлом их могли не только раскрашивать, но и одевать в натуральную одежду.

http://e-history.kz


«Настоящий казах — не казах, настоящий казах — это домбра». Кадыр Мырзалиев

Кадыр Мырзалиев. Разве это имя не говорит само за себя? Сколько же он написал сильных стихотворений… Он автор свыше 200 стихотворений и текстов песен. В свет вышел его отдельный сборник «Күндер-ай». Он также писал прозу и драматургию.




Редкая фотография акына. Взята из семейного архива



Сегодня Кадыру Мырзалиеву исполнилось бы 80 лет. Однако коварная смерть забрала его в 2011 году. Родился акын в 1935 году в Западном Казахстане, в поселке Жымпиты. В детстве он сполна познал нищету, рос сиротой. В своих воспоминаниях он напишет: «Тому, кто в детстве рос сиротой, нетрудно учить китайские иероглифы». Наверное, с того времени, как он познал сиротство и нищету, у него и появилось бережливое отношение к бумаге. Он даже писал на обратной стороне уже исписанной бумаги, таким образом экономя ее.



Почерк писателя


В 1958 году он окончил филологический факультет КазГУ им. С. М. Кирова и устроился на работу в только что открывшийся журнал «Балдырған» («Малыш»). Нужно отметить, что он плодотворно работал в журнале «Жұлдыз» («Звезда») и издательстве «Жазушы» («Писатель») вместе с известным писателем Илиясом Есенберлиным, 100-летний юбилей которого отмечается в этом году.

В 1966 году за книгу «Ой орманы» (Лес мыслей») поэт был удостоен премии Ленинского комсомола Казахстана. Стоит также отметить, что по воспоминаниям акына его книга «Ой орманы» появилась в результате строгой самодисциплины. «После работы я спешил домой, потом писал ночью, благодаря железной дисциплине и родилось это произведение», — вспоминал акын.



За работой

В 1980 году за книгу «Жерұйық» («Чудотворная земля») Кадыр Мырзалиев стал лауреатом премии Государственной премии КазССР. В 1993 году за вклад в мировую поэззию он получил премию Монголии «АВЬЯС», а в 2001 году Мырзалиев становится лауреатом премии «Платиновый Тарлан».



Его записная книжка

Внес большой вклад Кадыр Мырзалиев и в сферу переводов художественной литературы на казахский язык. Наиболее известные произведения мировой литературы он перевел на казахский язык. Некоторые из его стихотворений были переведены на английский, французский, немецкий, польский, болгарский, финский языки, а на русском же вышли в свет такие книги, как «Бессонница» (1967), «Белая юрта» (1968), «Соловьиный сад» (1971), «Степные пути» (1975), «Твой дом» (1976), «Верхняя струна домбры» (1976), «Ладони» (1984), «Нижняя струна домбры» (1985), на узбекском — «Күміс қоңырау» («Серебряный колокольчик») (1975), на киргизском — «Алақан» («Ладони»), на азербайджанском — «Бұлбұл бағы» («Соловьиный сад»), (1980), на монгольском — «Шымыр жаңғақ» («Крепкий орех»).

По словам его вдовы Салтанат, Кадыр очень любил читать. При жизни он собрал около 7 тысяч книг и все их прочел, а некоторые из них перечитывал по два-три раза. Будучи уже в преклонном возрасте, он хотел построить дом, где бы хранились эти книги. Однако во время распада Советского союза, в эти трудные времена, собранные им 85 тысяч рублей вмиг обесценились и превратились в бумажонки, на которую ничего нельзя было купить. Как мужественный человек и настоящий акын он лишь махнул на эти «обстоятельства» рукой.

Шли годы, и жизнь позволила акыну купить дом, о котором он мечтал, но уже за 85 тысяч долларов, где он разместил все свои книги.

Думающий о своем народе и говорящий от его имени, Кадыр был дважды избран депутатом Верховного Совета Казахской ССР, также являлся членом Верховного Президиума Казахской ССР.

В конце статьи предлагаем вашему вниманию отрывок из стихотворения Кадыра Мырзалиева. В свое время три акына, в совершенстве владеющие и казахским, и русским языками, не смогли перевести этот отрывок (Сведения из книги акына «Иірім» («Водоворот»), настолько язык его красив и сложен.

Туған жердің тылсым сырын ұғып көр:
Бұлтын оның бұлт демей бір түбіт дер.
Қарап тұрып мынау шырқау шыңдарға
Қалай төмен боламыз, ей, жігіттер!

Туған жердің тылсым сырын ұғып көр:
Тұма-бұлақ дариядан үміткер.
Қарап тұрып мынау түпсіз теңізге,
Қалай тайыз боламыз, ей, жігіттер!

Туған жердің тылсым сырын ұғып көр:
Теңіз кешіп, шың басына шығыпты ер.
Көре тұра мынау ұлы даланы,
Қалай кіші боламыз, ей, жігіттер!


http://e-history.kz/


В середине XV в. на территории Юго-Восточного Казахстана было создано национальное государство казахов — Казахское ханство. Это стало переломным событием в этнической и политической истории Казахстана, важным этапом в эволюции казахской государственности и в исторической судьбе казахского этноса. Казахское ханство обеспечило в последующие столетия консолидацию казахского народа в нацию, оформление и сбережение его этнической территории, развитие духовной и материальной культуры казахов.

В исторической литературе хронология правления казахских ханов ХV-ХIV вв. специально рассматривалась только в трудах Т. И. Султанова. В 1982 г. он в виде приложения к своей монографии «Кочевые племена Приаралья в ХV-ХVII вв." впервые составил список правителей Казахского ханства и привел краткие биографические сведения о них [Султанов, 1982]. В дальнейшем’исследователь продолжил изучать данный круг вопросов и как логический итог своего труда в 2001 г. опубликовал монографию, в которой были собраны основные сведения о жизни и деятельности казахских ханов ХV-ХVII вв. [Султанов, 2001].

Названные публикации являются результатом скрупулезной историко-источниковедческой работы и до сегодняшнего дня пользуются среди специалистов широкой известностью. Вместе с тем, на наш взгляд, хронология правлений казахских ханов, предложенная Т. И. Султановым, все же требует некоторых уточнений, так как возможны различные трактовки известных и малоизвестных фактов из источников.

Нами предлагается следующая хронология правления казахских ханов XV — середины XVI в.


Имя хана Годы правления по хиджре Годы правления по европейскому календарю Отец
Керей 870-878 X 1465/66-1473/74 X Болат
Бурундук 878-915 X 1473/74-1509 X Керей
Касим 915-927 X 1509-1521 X Джанибек
Мамаш 927-928 X 1521-1522 X Касим
Тахир 928-938 X 1522-1531/32 X Адик
Бауш 938-944 X 1531/32-1837 X Адик
Тугум 944-958 X 1537-1551 X Джадик
Хакк-Назар 958-988 X 1551-158/81 X Касим


Керей (Гирей). В исторических источниках оба основателя Казахского ханства — Керей и Джанибек — именуются ханами, но все же первым верховным правителем государства следует признать Керея. Определенно на это указывал Махмуд б. Эмир Вали (XVII в.), автор многотомного сочинения «Бахр ал-асрар фи манакиб ал-ахйар». Излагая события времени образования Казахского государства, он писал: «В то время Керей-хан был назван государем» [Материалы, 1969, с. 353]. Т. И. Султанов также отмечает, что и на страницах исторических сочинений первой половины XVI в. в качестве старшего хана казахов выступает именно Керей-хан [Султанов, 2001, с. 145].

Косвенным подтверждением того, что Джанибек не был верховным правителем государства, являются следующие слова историка XVI в. Мирзы Хайдара из тюркского племени дуглат (дулат): «Названный выше Касим-хан был сыном Джанибек-хана и, подобно своему отцу, во всех делах слушался и подчинялся Бурундук-хану» [Хайдар, 1999, с. 323; Материалы, 1969, с. 222].

Из данного сообщения можно сделать заключение о том, что Джанибек признавал над собой власть не только Керей-хана, но и после его смерти Бурундука. Еще одним подтверждением этому служит указание другого средневекового историка, Кадыр Али-бека Косымулы (XVII в.), происходившего из тюркского племени джалаир, на то, что Джанибек хана называли «Киши Жани- бек-хан», т. е. младший Джанибек-хан [Кадыр Али-бек, 1854, с. 155; Сыздыкова, Койгелдиев, 1991, с. 231,251]. В связи с этим Т. И. Султанов пишет: «В истории Улуса Джучи и Средней Азии… немало случаев, когда в одно и то же время титул хана носили несколько султанов.

Поэтому у авторов, хорошо знавших положение в улусах, как правило, присутствует уточнение, что именно такой-то сейчас является старшим из ханов, т. е. фактическим правителем. Для различия ханов в источниках обычно используется композит «улуг-хан», «хан-и бузург», «хан-калан» (старший хан) и «кичи(к) хан», «хан-и хурд»(младший хан)». Критически рассмотрев сообщения источников, исследователь пришел к заключению, что старшим правителем Казахского государства являлся Керей-хан [Султанов, 2001, с. 148].

То, что именно Керей как старший в роду стал верховным правителем Казахского ханства, соответствовало принципу престолонаследия Чингисидов, согласно которому главой государства становился самый старший в роду. Данный принцип, принятый в Монгольской империи, сохранялся, по утверждениям средневековых мусульманских историков, и в государствах, возникших на ее обломках (см. [Хайдар, 1999, с. 331; Шах-Махмуд, 1976, с. 160]). В реальной жизни в этих государствах сосуществовали и боролись две тенденции престолонаследия- династийная и родовая (см. [Трепавлов, 1993, с. 102- 107]).

Начало правления Керея связано с образованием Казахского ханства. Датировку этого события дает Мирза Хайдар, впервые в средневековой исторической литературе сообщая «о начале правления» казахских ханов -870 г.х. / 1465/66 г. [Хайдар, 1999, с. 108]. Это — единственное указание в источниках на дату образования Казахского ханства.

Конечная дата правления хана Керея указана приблизительно. Его имя в исторических источниках в последний раз встречается в связи с событиями зимы 878 г.х. / 1473/74 г. В анонимном сочинении «Таварих-и гузида йи нусрат-наме», а также в «Шайбани-наме» Камал ад- Дина Бинаи и позднейшей компиляции Алла-Мурада Анна-бай-оглы говорится о походе Керея в этом году в Туркестан [Материалы, 1969, с. 21, 102; Шейбаниада, 1849, с. 64]. По всей видимости, около этого времени он и умер.

Продолжение читайте по ссылке: http://e-history.kz/ru/books/library/view/517#scontent

Портал «История Казахстана» впервые публикует уникальные архивные документы о дивизиях, сформированных в г. Акмолинск, участвовавших в крупнейших боях Великой Отечественной войны. Документы рассекречены и привезены из Центрального архива Минобороны Российской Федерации (г. Подольск).

К формированию дивизии было преступлено 15.12.41 на основании приказа воискам Средне-азиатского военного округа № 00121 от 4.12.41 года.

Дивизия формировалась в Средне-азиатском военном округе в городе АКМОЛИНСК Казахской ССР.

На театр военных действий дивизия отправлена 10.07.42 года по приказу № 07 ОП 64 Армии.

Прибыла дивизия к месту назначения — ст. ЖУТОВО Сталинградской ж. д. 17.07.42 года. С какого времени принимает участие в Отечественнои воине.

Первоначально дивизия формировалась под № 459 затем, по приказу № 004 от 18.01.42 года дивизии присвоен номер 29, приказом НКО СССР № 104 от 1.03.43 дивизия, как отличившаяся в Сталинградском сражении преобразована в 72-ю Гвардеискую.

Приказом Верховного Главнокомандующего от 19.9.43 года в ознаменование взятия города КРАСНОГРАД, дивизии было присвоено наименование КРАСНОГРАДСКАЯ.

В Отечественнои воине с немецко-фашистскими захватчиками дивизия принимала участие в следующих операциях: —

1. Сражение под СТАЛИНГРАДОМ /Июль 1942 г. — февраль 1943 год/.

2. Ликвидация Белгородско-Харьковского плацдарма немецких воиск /март — август 1943 год/.

3. Бои за освобождение УКРАИНЫ от немецко-фашистских захватчиков /с августа 1943 года/.

Участие в сражениях под СТАЛИНГРАДОМ делится на следующие этапы:

а/ оборонительные бои на дальних подступах к СТАЛИНГРАДУ на вост. берегу р. ДОН и юго-зап. СТАЛИНГРАДА на сев. берегу р. АКСАИ с 19-го июля по 11-е августа 1942 года с целью удержания пространства и выигрыша времени для сосредоточения оперативных резервов в раионе зап. СТАЛИНГРАДА.

б/ оборонительные бои на ближних подступах к СТАЛИНГРАДУ в раион ст. АБГОНЕРОВО с 18-го по 29-е августа 1942 года. с целью не допустить противника к СТАЛИНГРАДУ.

в/ оборонительные бои под СТАЛИНГРАДОМ в раионе с. ЕЛХИ с 2-го сентября по 28’’е декабря 1942 года с целью в начале воспрепятствовать выходу противника к р. ВОЛГА южн. СТАЛИНГРАДА, в последствии — прикрытие с юга воиск, выполняющих задачу окружение Сталинградской группировки противника.

г/ операция по уничтожению окруженных под СТАЛИНГРАДОМ немецко-фашистских воиск с 15-го января по 2-е февраля 1943 года.

В результате боев по уничтожению окруженных немецко-фашистских воиск в раионе СТАЛИНГРАДА, дивизиеи уничтожено 5242 и взято в плен 13147 солдат и офицкров противника. В числе взятых в плен находилось три генерала. Взято трофеев:-

бронепоездов… . — 1, паровозов… — 2, вагонов — 320,
танков……….. — 19, тягочеи……. — 190, автомашин — 1390,
мотоциклов……. — 699, велосипедов. — 718, орудии… — 182,
пулеметов……. — 268, винтовок……. — 4175, автоматов — 1866,
пистолетов……… — 410, рации…. — 19, повозок……. — 2317, и
много др. военного имущества.

За отличное выполнение задания Командование, Указом Президиума Верховного Совета Союза СССР награждено орденами и медалями 1544 человека.


Орфография и пунктуация сохранены. Предоставлено Государственным архивом г. Астаны

http://e-history.kz/ru/books/library/view/678#scontent

В отечественной и зарубежной историографии принято считать, что именно 1929 г. стал годом сталинского «коренного перелома» во внутренней политике, годом окончательного свертывания НЭПа, революции «сверху» в аграрном секторе [1]. В период НЭПа сельское хозяйство Казахстана переживало подъем. Например, в 1928 г.
валовой сбор зерна был в 50 раз выше по сравнению с 1920 г. Однако крестьяне ровным счетом ничего от этого не выиграли. Из-за низких государственных закупочных цен (в три раза ниже рыночных), они стали повсеместно уменьшать посевные площади, в стране разразился хлебозаготовительный кризис. У крестьян стали отбирать все запасы зерна, включая семенные фонды. В Казахстане обязательства по сдаче зерна накладывались и на скотоводческие районы, чтобы их выполнить казахам приходилось менять скот на хлеб. Продолжались кампании по заготовке мяса и шерсти, приведшие к массовому забою скота.



Откочевщики. Семипалатинск. Зима 1932/1933 г. Текст на документе: «Карточка снята внутри 6-го барака. Вы можете видеть лежащих истощенных казахов и казашек и трупы, лежащие до 4 дней. 8 марта 1933 г. Управделами ВКП КК–РКИ (подпись)».

Следующими актами грядущей трагедии 30-х гг. стали закон о конфискации байских хозяйств и кампания по коллективизации. По директиве Казкрайкома (17 декабря 1929 г.) акцент ставился на организации крупных животноводческих колхозов. По существу, скот обобществлялся административными методами: аулы с огромной территории сгонялись в одно место, где скот погибал от бескормицы. Коллективизация в Казахстане должна была завершиться к 1932 г., однако местные власти форсировали этот процесс, сопровождавшийся насильственным оседанием казахов. По уровню обобществления посевных площадей крестьянского сектора (97,8%) Казахстан вышел на первое место в стране [2]. Кроме всего вышеперечисленного, как следует из докладной записки У. Исаева [3] и М. Орумбаева [4] в Совнарком СССР: «Недород 1931 г. захватил подавляющую часть районов Казахстана, в частности почти все районы Северного и Западного Казахстана. Особо неблагоприятные последствия недорода 1931 г. в ряде районов имели место в связи с тем, что в этих районах недороду 1931 г. предшествовали недороды предыдущих лет. В отдельных районах Казахстана урожай был настолько низок, что не оправдал семенных затрат…» [5]. В 1930-1933 гг. общая численность населения в республике сократилась в 2,4 раза. Уже весной 1931 г. уполномоченные с мест стали посылать сведения о голоде в Алма-Ату, однако власти их игнорировали, ужесточая административный нажим. Для партийно-советского аппарата кулацкие происки стали удобным объяснением неудач экономической политики, страданий и голода простого населения. Ниже публикуется переписка между первыми руководителями Казахстанского и Западно-Сибирского крайкомов партии о казахских откочевщиках, погибающих от голода и холода на просторах страны Советов.



Откочевщики. Семипалатинск. Зима 1932/1933 г. Текст на документе: «Вы можете видеть, как в 6-м бараке набито откочевщиков: где должно помещаться 75 человек (помещается) 250. 8 марта 1933 г. Управделами ВКП КК–РКИ (подпись)».

Документы свидетельствуют о том, что представители партийно-советского руководства 1930-х вполне осознавали характер и масштабы разыгравшейся трагедии. Супруга заместителя уполномоченного ОГПУ по КАССР в своих воспоминаниях, описывая страшный эпизод о детском трупоедстве в Караганде в 1931 г., замечает, что коллеги ее мужа были осведомлены о голоде в республике. В то же время, они с комфортом ехали «среди вымирающих селений в вагоне, обитом бархатом, где было полно провизии. Мы везли замороженные окорока, кур, баранину, сыры, в общем, все, что только можно везти» [6]. Партийные чиновники, стоявшие у власти, играли, словно мячиком, словами «голодомор», «не голодомор», действуя согласно директивам, спущенным сверху, возможно, сами того не осознавая, нанесли удар невиданной силы по всему сельскохозяйственному производству. Экономические проблемы нарастали как снежный ком. И, как следствие, небывалый голод и демографическая катастрофа, поразившие все без исключения районы Казахстана.



Барак для откочевщиков. Семипалатинск. Зима 1932/1933 г. Текст на документе: «Общий вид барака №6, из которого занимают две комнаты откочевщики, остальное разрушено, где нельзя жить ввиду морозов в Семипалатинске от 35 до 40º. 8 марта 1933 г. Управделами ВКО КК–РКИ (подпись)».

В 1991 г. по документам Архива был издан сборник «Голод в казахской степи» [7], куда вошли наиболее информационно насыщенные материалы. Предлагаемые вниманию читателей документы публикуются впервые. Коллективом АП РК они отнесены к категории особо ценных. Публикацию подготовила главный эксперт Архива Президента Республики Казахстан Чиликова Е.

№1

Письмо секретаря Западно-Сибирского крайкома ВКП(б) ЗАЙЦЕВА М. СЕКРЕТАРЮ Казкрайкома ВКП(б) ГолощекинУ Ф. [8]

О ТЯЖЕЛОМ ПОЛОЖЕНИИ КАЗАХСКИХ ОТКОЧЕВЩИКОВ


г. Новосибирск 9 февраля 1932 г.

Совершенно секретно


С осени 1931 г. стали наблюдаться случаи бегства казаков с территории Казахстана в смежные с ним районы Западно-Сибирского края. За последнее время это бегство приняло массовые размеры. Прибежавшие казахи в своем большинстве (по их заявлению) являются колхозниками и лишь небольшая часть относится к числу байско-кулацкого элемента. Насколько серьезные размеры принимает бегство, можно судить хотя бы из следующих цифр: только в одном, смежном с Казахстаном Славгородском р-не, насчитывается до 10 000 человек казахов, переселившихся в район за последнее время, из которых около 6000 осели в самом г. Славгороде; в Баевском р-не учтено до 1300 человек казахов и т. д.

Прибежавшие казахи расселяются в казахских аулах, население которых, в связи с этим, почти удвоилось, а также на окраинах города в пустующих домах и в квартирах, занятых казахами, не имеющие квартир ночуют на улицах. Не имея работы и никакого имущества, большинство из них буквально голодают, среди них развивается нищенство, появляются инфекционные заболевания. Отмечены массовые случаи употребления в пищу суррогатов, мяса павших животных.

Милицией ежедневно на улицах подбираются больные от голода казахи. Имеются также факты смерти казахов от голода, причем смертность от голода, истощения и замерзания особенно увеличилась за последнее время, в связи с наступившим похолоданием и свирепствовавшими буранами (за пятидневку с 15 по 20 января зарегистрировано 4 случая).

В связи с голодом, среди казахов развивается конокрадство (с 15 по 20 января зарегистрировано 9 случаев), принимают широкие размеры кражи, грабежи, отбирание хлеба у граждан не только на улице, но и в квартирах, куда казахи приходят группами по 5-8 человек, требуя снабдить их хлебом. Столовые Славгорода переполнены нищенствующими казахами, которые там подбирают хлебные крошки, вылизывают тарелки, а иногда прямо отбирают пищу у столующихся.

В Славгороде почти ежедневно казахи приходят в районные учреждения, приводят с собой и бросают там детей. За последние дни ежедневно подбирают на улицах по 4-5 человек брошенных казахских детей. Детдома и больницы переполнены, и не все дети, подбираемые с улицы, могут быть обеспечены детдомами.

Учитывая, что местные районные организации не могут оказать необходимую помощь голодающим казахам, т.к. ряд районов сами переживают продовольственные затруднения, Запсибкрайком ВКП(б) просит принять срочные меры к предотвращению дальнейшего бегства казахов, а также оказать необходимую помощь прибежавшим с территории Казахстана.

Секретарь Запсибкрайкома

М. ЗАЙЦЕВ


АП РК. Ф.141. Оп.1. Д.5192. Л.21 и об. Подлинник.

№ 2

Письмо секретаря Казкрайкома ВКП(б) Голощекина Ф.

секретарю Западно-Сибирского крайкома ВКП(б) Эйхе Р. [9]

«О возвращении казахского населения, откочевавшего

в пределы Западно-Сибирского края»


г. Алма-Ата 20 марта 1932 г.

Секретно


Мы организуем сейчас возвращение откочевавшего казахского населения в пределы Вашего края. Само собой понятно, что организация этого дела без серьезной, в том числе и материальной, помощи с Вашей стороны, со стороны Ваших местных организаций невозможна.

Как Вы знаете, откочевки начались не только в этом году, они имели место и в прошлом году. Очевидно, Вы не будете оспаривать, что эти откочевки, за исключением некоторых случаев в этом году, не носили характера голодобеженцев, а являлись одним из методов классовой борьбы, сопротивления байства, которое не желая выполнять всех государственных заданий, организовывало откочевки в пределы края, где нет знающих о их классовой принадлежности. Поэтому понятно, что эти откочевавшие хозяйства в первое время своего пребывания в Вашем крае имели еще значительное количество скота. Сейчас, по имеющимся у нас данным, эти хозяйства, в основном, лишились скота и орудий производства. Этот скот был частью истреблен, распродан ими же самими, а частью был заготовлен разными методами органами Сибкрая. Сейчас, в связи с посевной, мы ставим задачу возвращения в первую очередь тех хозяйств, которые имеют еще частичные средства производства и по возвращении в Казахстан смогут включиться в посевную.

В отношении абсолютно разоренных хозяйств мы ставим задачу об оказании им помощи, в первую очередь, местными органами Сибкрая и возвращении их обратно в Казахстан с наступлением тепла для частичного устройства их как в колхозах, так и в промышленности, промыслах, совхозах. При этом понятно, что возвращение этих хозяйств мыслится на строго добровольных началах. Мы не думаем возвращать баев, также и ту часть трудовых хозяйств, которые уже устроены в колхозах, промышленности и совхозах Вашего края.

Мы ставим вопрос об организации возвращения трудовой части хозяйств еще не устроенных в Вашем крае. Вам кажется, что при такой постановке вопроса у нас нет никаких разногласий с Вами. Между тем, как сообщают наши уполномоченные, побывавшие в Славгородском и Павлогородском районах, Ваши местные организации извращают этот вопрос. Там происходят массовые случаи увольнения казахов, уже работающих в совхозах и организациях, административного выселения в Казахстан всех бездомных и нищенствующих граждан, принадлежащих к казахской национальности. Мы считаем это совершенно неверным подходом к вопросу. Вы не будете отрицать, что казахское население в Вашем крае имеется и без всяких прикочевок извне. Кроме того, разве не задача местных органов Западно-Сибирского края – хозяйственное устройство и культурное обслуживание трудящегося казахского населения и прикочевавшего извне, если бы оно не желало там оставаться. Выходит, на самом деле, что пока эти хозяйства имели скот, и он заготовлялся, славгородские и павлоградские товарищи не возражали, а теперь считают нужным уже пауперизированных казахов без всякого устройства и помощи административно высылать в Казахстан, как каких-то нарушителей границ и голодобеженцев.

По всем этим вопросам мы просим твердых указаний Вашим местным организациям.

С товарищеским приветом

Ф. ГОЛОЩЕКИН

АП РК. Ф.141. Оп.1. Д.5192. Л.17. Отпуск.

№ 3

Письмо секретаря Западно-Сибирского крайкома ВКП(б)

Эйхе Р. СЕКРЕТАРЮ Казкрайкома ВКП(б) ГолощекинУ Ф.

ОБ ОТКОЧЕВЩИКАХ


г. Новосибирск 29 марта 1932 г.

По вопросу возвращения откочевавшего к нам казахского населения Казкрайком, по нашему, занимает неверную линию, нарушающую ту договоренность, которую мы имели с Вами в г. Москве. В письме от 20 марта Вы пишите, что откочевки начались не только в этом году, что откочевавших нельзя считать какими-то голодобеженцами. Нам кажется, что Казкрайком, очевидно, неправильно информирован своими местными организациями, если он считает, что то, что имеет место в этом году в части откочевок, в какой-нибудь степени можно сравнить с тем, что бывало в прежние годы. В этом году не только в районы, прилегающие к Казахстану, перекочевали тысячи хозяйств, но даже в таких отдаленных районах, как Новосибирск и др., появились откочевавшие из Казахстана казахи. Несомненно, что среди откочевавших баи-кулаки вели и ведут контрреволюционную работу – это не новость. Весь вопрос только в том, почему в этом году контрреволюционная работа бая-кулака была столь успешна, что ему удалось сбить тысячи бедняцко-средняцких хозяйств.

Организация помощи этим хозяйствам возможна только в Ваших районах и с Вашей стороны. Организовать в Западно-Сибкрае какую-нибудь базу по снабжению откочевавших нуждающихся казахов означает поощрять дальнейшую откочевку. Единственная материальная помощь, которую мы можем оказать и уже оказали, это, что мы выделили некоторое количество хлеба для тех казахов, которые уезжают обратно.

Нам непонятна та медлительность, которую проявляет Казкрайком в вопросе обратного приема откочевавших. По нашему, в этом вопросе должна быть проявлена исключительная спешность, иначе весенняя кампания для этих хозяйств будет потеряна и целый хозяйственный год эти тысячи хозяйств останутся иждивенцами государства. Совершенно правильно, что надо отсеять кулаков-баев, но это можно сделать только в Казахстане, в тех приемочных пунктах, куда мы направляем возвращающихся. После отсева Вы имеете возможность отсеянных кулаков-баев направлять в свои спецпоселки и использовать иначе, согласно имеющимся указаниям центральных организаций. Попытка организовать такой отсев здесь у нас невозможна.

Ваш намек, что у нас увольняют казахов, уже устроившихся в совхозах, совершенно не обоснован, но для того, чтобы еще раз проверить работу местных организаций в этом вопросе Крайком сегодня дает самое жестокое распоряжение в этом отношении и в случае выявления указанных в Вашем письме фактов, таковые немедленно будут пресечены.

Не понятен также Ваш намек, что будто бы Вам отправляют казахов Западной Сибири – это, по-моему, из области ни чем не обоснованных слухов и Казкрайком должен был бы таких «слухопускателей» привлечь к ответственности.

Еще раз просим Казкрайком в вопросе организации откочевки выработать жесткие указания своим местным организациям, согласно нашей договоренности в г. Москве, и форсировать эту работу. По нашему, это единственно правильный путь, на который должны твердо встать организации Казахстана. Конечно, это тяжелая работа и для этого требуются большие1* жертвы, но Казахстан имеет возможность, как при помощи центра, так и своими силами это сделать.

С товарищеским приветом

Р. ЭЙХЕ

АП РК. Ф.141. Оп.1. Д.5192. Л.42–43. Подлинник.


Источники:

1. А.Н. Сахаров 1930: год «коренного перелома» и начала Большого террора. // Вопросы истории. – 2008 г. – № 9. – С.40–69.

2. История Казахстана: народы и культуры: учеб. Пособие / Масанов Н.Э. и др. – Алматы: Дайк-Пресс, 2000. – С.375.

3. Исаев Ураз Джанузакович – с апреля 1929 г. по май 1938 г. Председатель Совнаркома КазССР. / Наркомы Казахстана. 1920–1946 гг. Биографический справочник. / Сост. А.С. Зулкашева, А.Н. Ипмагамбетова, Е.В. Чиликова. – Алматы: Арыс, 2007. – С.172.

4. Орумбаев Мукаш Орумбаевич (1900–1938) – с января 1930 г. по октябрь 1933 г. нарком финансов КАССР. / Наркомы Казахстана. Указ соч. – С.268.

5. АП РК. Ф.141. Оп.1. Д.5192. Л.129–131.

6. М.М. Яковенко. Агнесса. Устные рассказы Агнессы Ивановны Мироновой-Король о ее юности, о счастье и горестях трех ее замужеств, об огромной любви к знаменитому сталинскому чекисту С. Н. Миронову, о шикарных курортах, приемах в Кремле и … о тюрьмах, этапах, лагерях, – о жизни, прожитой на качелях советской истории. – Москва: Звенья, 1997. – С.56–57.

7. Голод в казахской степи. Письма тревоги и боли / Сост. С. Абдирайымов, И. Бухонова, Е. Грибанова, Н. Джагфаров, В. Осипов. – Алма-Ата: Қазақ университеті, 1991. – 208 с.

8. Голощекин Ф. И. (1876–1941). В 1925–1933 гг. 1-й секретарь Казкрайкома ВКП (б). / Страницы трагических судеб: сб. воспоминаний жертв политических репрессий в СССР в 1920–1950-е гг. // Сост. Е. Грибанова, А. Зулкашева, А. Ипмагамбетова, Р. Кангужиева, Е. Чиликова. – Алматы: Жеті жарғы, 2002. – С.380.

9. Эйхе Роберт Индрикович (1890–1940). Политический и государственный деятель. С 1925 г. председатель Сибирского крайисполкома, с 1929 г. 1-й секретарь Сибирского (с 1930 г. Западно-Сибирского) крайкома ВКП (б) и Новосибирского горкома ВКП (б). В 1937–1938 гг. нарком земледелия СССР. В 1935–1938 гг. кандидат в члены Политбюро ЦК. Репрессирован, реабилитирован посмертно. Политбюро (Президиум) ЦК партии в 1917–1989 гг.: персоналии. Справочное пособие. – М., 1990. – С.55–57. И.В. Павлова Роберт Эйхе // Вопросы истории. – 2001 г. – № 1. – С.70– 88. Также см.: М.М. Яковенко. Указ. соч. – С. 70.

Опубликовано в материалах научно-практической конференции «Голод 1930-х годов: причины, масштабы, следствия» (20.11.2008) / Алматы: Алматы облысының мұрағаттар және құжаттама басқармасы, 2010. С. 363-370.

Фотографии опубликованы:

История Казахстана в русских источниках ХV-ХХ веков. Т.Х. История Отечества в судьбах его граждан: сборник автобиографий. 1922-1960 гг. Составители: Е.М. Грибанова, А.С. Зулкашева (ответственные), Р.К. Кангужиева, Е.В. Чиликова. – Алматы: Дайк-Пресс, 2005. – 568+16 с. вкл.

1* Вставлено от руки красными чернилами поверх слова «максимальные».

http://e-history.kz/


Казахский этнос структурно состоит из трех жузов. В состав Младшего жуза входят три больших объединения: алимулы, байулы и жетиру. В состав Среднего жуза входят такие рода, как аргын, кипшак, керей, найман, уак, конырат. В состав Старшего жуза входят сары-уйсуни, дулаты, албаны, суаны, ысты, шапрашты, ошакты, шанышкылы, сргелы, канлы, жалаиры.

Согласно данным шежире (устные генеалогические предания казахов), рода Старшего жуза происходят от Майкы бия, которого отождествляют с известным по письменным источникам Байку, военачальником Джучи и Бату. Большинство историков скептически относятся к шежире. Данные популяционной генетики позволяют разделить мифологические и реально существовавшие части шежире. Проверке данных шежире Старшего жуза посвящена данная статья.

В казахстанской исторической науке утвердился ряд положений, которые принимаются и разделяются большинством исследователей. Так, согласно некоторым таким положениям, казахские рода, принадлежащие к одной группе (например, байулы и алимулы) имели разное происхождение. На основе ДНК-данных [2] уже было установлено, что подроды, входящие в байулы и алимулы, имеют одного мужского предка, жившего относительно недавно. Основываясь на том, что эти два рода известны как алшины, была высказана идея, что байулы и алимулы — это две ветви алшинов, которые также известны как алчи-татары у Рашид ад-Дина. Однако ряд положений, в частности вопрос о происхождении некоторых родов Старшего жуза, остается неисследованным.

Ниже мы предлагаем свое видение происхождения следующих родов: сары-уйсун, дулат, албан, суан, ысты, шапырашты, ошакты.

Часть исследователей полагает, что сары-уйсуни произошли от племени усунь, но с данной точкой зрения не соглашаются ученые Н. Э. Масанов [6, 120] и Б. Б. Ирмуханов [4, 120]. Как мы знаем, в средневековье племена Старшего жуза собирательно назывались уйсун [6, 96]. Согласно устоявшейся точке зрения, казахский род дулат происходит от могулистанского рода дуглат [11, 85]. Эту точку зрения поддержал и Н. Э. Масанов [6, 104]. Происхождение других казахских родов Старшего жуза, упомянутых в заголовке, неизвестно. Первым источником о родоплеменном составе Старшего жуза были работы М. Тевкелева (1748 год). По его данным в состав Старшего жуза входили следующие рода (орфография М. Тевкелева):

1. Ботбой оуйсюн (ботбай, подрод дулатов);
2. Черм оуйсюн (шымыр, подрод дулатов);
3. Джанес оуйсюн (жаныс, подрод дулатов);
4. Сикам оуйсюн (сийкым, подрод дулатов);
5. Адбансуван оуйсюн (албан и суан);
6. Сары оуйсюн (сары уйсун);
7. Слы оуйсюн (возможно ысты или сыргелы);
8. Чанечклы оуйсюн (шанышкылы);
9. Канлы оуйсюн (канлы);
10. Чалаер (джалаир) [6, 99].

Согласно «Описанию родов Большой Орды» (1825 г.): «киргизы (казахи) Большой Орды все вообще именуются юсунцами. Они делятся на пять родов, которые называются следующими именами: 1. Дулат, 2. Албан, 3. Джалаир, 4. Чашрашты, 5. Суан» [6, 100].

Таким образом, отметим, что большинство исследователей называет Старший жуз уйсун, что напоминает историю названия для Младшего жуза — алшин. Подтвержденные данные шежире о единстве происхождения алшинов (байулы и алимулы) говорят, что шежире является источником, достойным доверия. Обратившись к шежире и легендам о происхождении родов Старшего жуза, мы можем обнаружить следующие версии:

1. Ч. Ч. Валиханов: У Тобея был сын Уйсун, у которого было 4 сына: Коелдер, Мекрен, Майки, Когам.
От Коелдера происходит Катаган, от Мекрена — Джалаир, от Когама — Канлы, от Майки — Абак. От Абака происходят: Ысты, Байдибек, Шапрашты, Ошакты. Сыновьями Байдибека были Сары Уйсун и Джаршак, от которого происходили Дулат, Албан и Суван [6, 100].

2. Г. Н. Потанин: у Уйсуна было два сына — Абак и Тарак. От Тарака происходили жалаиры, от Абака — Дулат, Албан, Суан (по другим сведениям добавляли Сары Уйсуна), от Токал (второй жены) — Шапырашты, Ошакты, Ысты, Сыргелы, а Канлы и Шанышкылы являются пришельцами (кирме) [6, 101]. (Прим. Большая Орда — другое название Старшего жуза).

3. Согласно шежире научно-исследовательского центра Алаш, сыновьями Тобея были: Майкы, Когам, Койылдар, Мекрейл. Сыновьями Майкы были: Бактияр, Канлы, Кырыкжуз, Мынжуз. Сыновьями Бактиярабыли Уйсун и Сргелы, сыновья Уйсуна — Аксакал (Абак), Жансакал (Тарак). Сыном Тарака был Жалайыр, сыном Аксакала был Караша-би. Сыновьями Караша-бия были Байдибек и Байдолла. Сыном Байдуллы был Шакшам. Сыновьями Байдибека были Сары Уйсун, Жал-мамбет, Жарыкшак. Сыновьями Жалмамбета были Шапырашты, Ысты, Ошакты, сыновьями Жарыкшака — Албан, Суан, Дулат [5, 272].

4. Согласно шежире З. Садибекова: у Майкы был сын Бахтияр, у него было два сына — Ойсыл и Уйсил. У Ойсыла было три сына: Жалмамбет (отец Ошакты), Жарымбет (отец Шапырашты), Жарас (отец Ысты). У Уйсила сын Абак (Аксакал), у которого сын Карашби. У него сыновья Байдибек и Байдуыл. У Байдуыла — сын Шакшам, у Байдибека — сын Сары Уйсун (от Байбише — старшей жены) и Жарыкшак (от Домалак ана). У Жарыкшака — сыновья Албан, Суан, Дулат [10, 40–41].

Здесь стоит упомянуть, что в шежире есть два уровня:

1. Мифический уровень, который связывает все рода и возводит их к единому мифическому первопредку.

2. Реальный уровень, который отражает реальное родство определенных родов. Это утверждение можно проиллюстрировать на примере происхождения всех казахов от одного предка: безусловно, это мифический уровень. На уровне алшин -Младшего жуза — стоит отметить, что, по шежире весь Младший жуз восходит к одному первопредку. Ранее было доказано, что две части Младшего жуза (байулы и алимулы) имеют реальное родство по мужской линии, в то время как жетиру, скорее всего, на основе исторических данных является союзом семи мелких родов Среднего жуза, присоединенных к Младшему жузу и не имеющего единого происхождения.



В случае со Старшим жузом, вполне возможно, мы имеем схожие механизмы. В данном случае данные популяционной генетики позволяют проверить реальность или мифологичность шежире путем тестирования представителей разных подродов, восходящих, по данным шежире, к одному первопредку. Здесь нужно учесть, что есть вероятность совпадения, когда два разных рода могут иметь один или близкий модальный га-плотип, но в случае реального генетического родства большого количества родов, имеющих по шежире единого предка, гипотеза о том, что шежире достоверно, обретает дополнительные аргументы.

Также стоит отметить, что кроме репрезентативной выборки требуются и большее количество маркеров, чтобы попытаться по STR-маркерам выделить определенные кластеры внутри определенных родов. Приведя выше исторические и генеалогические данные, ниже мы приведем данные по распределению гаплогрупп среди представителей родов Старшего жуза. Ранее мы считали, что гаплогруппа С3-starcluster не является гаплогруппой монголов-нирун [7, 8, 32]. Сейчас же мы склоняемся к точке зрения, что гаплогруппа С3-starcluster отражает генетический вклад мон-голов-нирун, потомков Бодончара (предка мангытов, бесутов, барынов, барласов, сиджиутов, дуглатов, киятов и т. д.) и его братьев (предков катаган и сальджиутов) в этногенез народов Евразии.

Для начала уточним позицию по тем родам, которые, по нашему мнению, не имеют единого происхождения с другими родами Старшего жуза. Канлы и жалаир были известны и до Майкы бия, так что, скорее всего, их родство в рамках единого шежире имеет мифологический характер. Тем более с учетом того, что к жалаирам в середине 18 века присоединились каракалпакские жалаиры, которые, по нашему предположению, образовали группу сырманак внутри казахских жалаиров, в то время как изначально казахские жалаиры образовали группы шуманак. Племя канлы восходит к домонгольскому племени канглы, таким образом, оно не может происходить от Майкы бия.

Вопрос с шанышкылы является очень запутанным. На основе сведений Г. Н. Потанина мы считаем, что они являлись кирме (присоединившимися к Старшему жузу). По данным Ч. Валиханова и М. Тынышпаева шанышкылы являются остатками большого рода катаган, который ранее преобладал среди казахов, но со второй четверти 17 века был разбит и рассеян Есим-ханом [6, 132]. Как известно, племена катаган и сальджиут происходят от братьев Бодончара. Бодончар же являлся предком для большинства монгольских родов, таких как барын, барлас, мангыт, дуглат, дурбан, сиджиут, бесут, кият и т. д. Вполне возможно, что старкластер был связан не столько с Чингизханом, сколько с монголами-нирун («собственно монголами»), потомками трех братьев, сыновей Алангоа. Если учесть, что первые два племени (катаган и сальджиут) отделились от других монгольских родов раньше, то вполне реально можно предположить, что у них есть свои STR-маркеры, которые отличают их от других родов.

На основе предыдущих публикаций [2] и данных открытого Казахстанского ДНК-проекта [12] среди оставшихся родов Старшего жуза можно отметить следующие гапло-группы (запись тестированного по следующим показателям: кит в ФТДНА, род, племя, клан):

1. 120951 — Дулат-Жаныс-Капал — С3-starcluster (67 маркеров);
2. 211722 — Дулат-Жаныс-Жанту-Отемис — С3-starcluster (37 маркеров);
3. 168413 — Дулат-Жаныс — J2;
4. 166910 — Дулат-Сийкым-Аккойлы — С3-starcluster (12 маркеров);
5. 172372 — Дулат-Сыйкым-Тогатай-Бескаска — С3-starcluster (37 маркеров);
6. 168411 — Дулат-Шымыр-Шинкожа-Шокай — С3d;
7. 202352 — Шапырашты-Екей-Тегенбай — С3-starcluster (12 маркеров);
8. № 9 [3] — Ошакты-Тасжурек-Токтау — С3-starcluster (17 маркеров);
9. 171594 — Ысты-Тилик-Таша-Бугал — N1c1;
10. 84784 — Ысты-Ойык-Жалмамбет-Жолым — С3 (кластер не идентифицирован) (12 маркеров);
11. 185569 — Албан-Котан — С3-starcluster (12 маркеров);
12. 182516 — Албан — С3-starcluster (12 маркеров);
13. 173016 — Албан-Айт-Балта-Суйндык — R1a1;
14. 185654 — Албан-Кызылборик-Жолболды — R1a1;
15. 207435 — Шанышкылы-Балык-Сурым — С3-starcluster (37 маркеров);
16. 181171 — Шанышкылы-Санырау-Каратукым — С3-starcluster (12 маркеров);
17. 182498 — Шанышкылы-Корпык-Араншы — С3-starcluster (12 маркеров).

К сожалению, представители родов суан, сргелы, сары-уйсун не тестировались, но, исходя из принципа того, что их шежире отражало реальное родство, мы можем предположить, что представители данных родов будут относиться к гаплогруппе С3-starcluster.

Кроме этого, стоит отметить и публикации популяционных генетиков, в которых исследовались представители тех районов, где проживали рода Старшего жуза. Взятые в 1999 году в селении Актасты Райымбекского района Алматинской области пробы показывают, что большинство (37–40 из 49) протестированных, скорее всего (на основе характерных значений STR-маркеров), относятся к гаплогруппе С3-starcluster [8, 28].

С учетом того, что большинство проживающих там — это представители рода албан, то можно предположить, что С3-starcluster среди них преобладает. В Таразе из образцов, собранных у 181 человека, Томасом Ротамелем, немногим менее половины принадлежат к гаплогруппе С3-starcluster. Также на севере Джамбульской области были взяты пробы исследователей во главе с Е. Жолдыбалиной [13]. По результатам можно заметить, что до 40% образцов принадлежат к гаплогруппе С3-starcluster. Вполне возможно, что это образцы, собранные у части дулатов (ботбай), ысты и ошакты Тараза и Джамбульской области.

Среди представителей вышеуказанных родов (211722, 172372, 120951) стоит отметить значение DYS 447, равное 25, в то время как у остальных обладателей старкластера данный маркер имеет значение 26 (у шанышкылы — 207435 DYS 447=26). Хотя все три гаплотипа относятся к представителям племени дулат (2 жаныса и 1 сийкым), можно предположить, что данное значение маркера характерно не только для дулатов, но и для всех казахских родов Старшего жуза, происходящего от Байдибека.

Стоит также отметить, что, по некоторым преданиям, абак-кереи происходят от Абак батыра из племени уйсун Старшего жуза [9]. С учетом того, что они различаются на 17 маркерах от ашамайлы-кереев и принадлежат к гаплогруппе С3-starcluster [1], вопрос о том, к какому субкладу гаплогруппы С3-starcluster они относятся, требует дальнейшего исследования.

Исходя из всего вышесказанного, можно предположить, что почти все роды Старшего жуза (исключая шанышкылы, жалаир и канлы), имеющие согласно шежире происхождение от Байдибека и имеющие гаплогруппу С3-starcluster, родственны и могут быть отнесены к уйсунской подгруппе внутри гаплогруппы С3-starcluster. Дело будущего — поиск характерных значений STR-маркеров, отличающих их от других гаплотипов, относящихся к гаплогруппе С3-starcluster (вполне возможно, что это DYS 447=25). Здесь стоит отметить одно противоречие: согласно большинству данных исследователей, дулаты имеют другое происхождение, не от Байдибека, а из Моголистана.

Таким образом, стоит также проверить, кому ближе гаплотипы дулатов: представителям родов шапырашты, ошакты, ысты, сргелы, сары-уйсун, албан и суан или же другим представителям гаплогруппы С3-starcluster. Во втором случае можно будет утверждать, что дулаты — это потомки могулистанских доглатов. В первом случае Дулат окажется именем предка рода, тезкой могулистанским дуглатам.

Можно предположить, что среди казахов три группы казахских родов относятся к гаплогруппе С3-starcluster:

1. Связанные с племен уйсун и потомками Байдибека среди казахов: рода дулат, албан, суан, шапырашты, ошакты, ысты, сргелы, сары-уйсун — от Старшего жуза и абак-кереи от Среднего жуза. Скорее всего, их отличием от других кластеров данного субклада будет значение DYS 447, равное 25.
2. Связанные с родом шанышкылы, гипотетическими потомками катаганов.
3. Связанные с родом ашамайлы-керей (от Среднего жуза?).

Безусловно, выдвинутые соображения еще нуждаются в верификации путем ДНК-тестирования представителей данных родов с учетом их шежире. Отвечая на поставленный в начале статьи вопрос, резюмируем, что мифологическими в шежире Старшего жуза являются генеалогические связи жалаиров и канлы с Майкы бием (эти рода были известны до него).

По нашему предположению, подкрепленному данными популяционной генетики, рода дулат (целесообразно сопоставить их гаплотипы с прочими), албан, шапрашты, ошакты являются потомками рода уйсун и имеют общего предка по мужской линии (предположительно это Байдибек, потомок Майкыибия). К ним же на основе шежире можно отнести рода сары-уйсун, суан, сргелы. Для подтверждения этого необходимо дождаться результатов тестирования.

Вопрос связи шанышкылы, ысты, несмотря на принадлежность некоторых их гаплотипов С3-starcluster, с остальными родами Старшего жуза требует дальнейшего рассмотрения.

Хотелось бы выразить признательность Д. Адамову и А. Кирееву за просмотр черновой версии работы и замечания, высказанные автору.

Ж. М. Сабитов

http://e-history.kz/



Украшением исторического центра новой столицы, бесспорно, является здание одного из старейших театров Казахстана — Русского драматического театра имени Горького.

Барельефы и лепной декор, как ни странно, не утяжеляют архитектуру здания. Получившийся таким образом легкий архитектурный облик театра делает прилегающие скверы и улочки как будто уютнее, а от самого здания, безусловно, веет мудростью, романтикой и немножечко волшебством.



Так всегда и бывает, когда здание «живет» в городе уже больше 100 лет. Помнит драмтеатр и уездный городок Акмолинск, и сердце целинной эпопеи Целиноград и провинциальную Акмолу. Свое же 100-летие довелось зданию отмечать уже в новой столице — Астане.

Стоит отметить, что в Казахстане три старейших театра. Это Уральский русский драматический театр им. Н. А. Островского (1858 г.), Областной русский драматический театр им. Н. Погодина в Петропавловске (80-е гг. XIX в.) и Русский драматический театр имени Горького в Астане.

Факты о времени создания драмтеатра имени Горького, к сожалению, разнятся. Одно доподлинно известно: кружки любителей драмы в Акмолинске появились достаточно рано. В 90-х годах XIX века по их заявлению городская акмолинская Дума выделила на строительство собственного здания театра 100 рублей, известный всему городу купец-меценат Кубрин добавил еще столько же. И в 1899 году первый театральный сезон в новом постоянном здании открылся спектаклем «Иван Сусанин».



Сегодня известный в мире не только казахстанских театралов драмтеатр Горького располагается в двух зданиях, которые являются памятниками архитектуры XIX и XX веков. Здание из красного кирпича, в котором ныне располагается касса и репетиционный зал, как раз и есть тот театр, построенный в Акмолинске в 1899 году. Его удалось сохранить в первозданном виде.





Трехэтажное лепное здание, в котором сегодня располагается сцена театра, построено в 1916 году. Театру же оно окончательно стало принадлежать лишь в 1939 году. До этого здесь работали 1-й и 2-й городские суды, располагались даже камеры с заключенными, а еще ранее в этих стенах функционировала гимназия.



До обретения своего здания театральная труппа и любители театра приходилось ютиться по разным углам. Играли спектакли в Народном доме, закрытом Александро-Невском соборе, Летнем театре. Из-за отсутствия условий в зимнее время не было возможности ставить спектакли. Однако это не помешало пережить театру подъем, набирать мощь, серьезно комплектовать штат.







Не прекращает работу театр и в годы Великой Отечественной войны. Труппа становится одним из ведущих коллективов Казахстана. В этот момент труппу театра пополняют актрисы-узницы АЛЖИРа. В это же время начинает свою работу казахское отделение театра. Где-то в глубине театра хранятся афиши, написанные арабской вязью. Со временем казахская труппа была расформирована и переехала в Карагандинский театр.



Одной из первых постановок национальной драматургии стал спектакль «Сакен Сейфуллин», который был переведен на русский язык. С этого и начинается добрая традиция Горьковского театра постановок казахских произведений.



Имя Максима Горького театр начал носить с 1959 года. В 1961 году, когда Целиноград становится центром целинного края, театр получает название Целинный краевой. В это время театр реконструируют, достраивают сцену, гримуборные. В середине 60-х гг. здание вновь переживает ремонт и внутреннюю реконструкцию.



Афишы драмтеатра имени Горького разных лет

Продолжение читайте по ссылке: http://e-history.kz/ru/publications/view/890
Теги: старожилы, Астана, Драматический театр имени Горького


Әбілхан Қастеев. Таныс есім емес пе? Қазақ сурет өнерінің негізін салған, атақты суретші. Биыл 110 жылдық мерейтойы болып өтті.

Жиырма екі жасына дейін бай есігінде жалшы болып, кейін Түркісіб теміржолында қара жұмыс істеп, Н.Хлудов пен И.Бродскиден тәлім алған тума талант.

Жүз жылдығы ЮНЕСКО көлемінде аталып өтті. Алда-жалда Алматы қаласына жолыңыз түсе қалса, «Қазақстан» қонақ үйінің артындағы Бекқожин көшесіндегі суретші ғұмыр кешкен үй, бүгінде музей-үй болып отырған шағын ғана мекемеге соға кетуге кеңес береміз. Ол үйде қазақ көркемсурет өнерінің іргесін қалап, талай тарихи тұлғаларымыз бен жадымызда жаңғырып қалған оқиғаларды кенеп бетіне түсірген суретшінің өмірінің соңғы жылдары өткен.

Ал, Әбілхан Қастеевтің өмір жолына үңілсек ол 1904 жылы қазіргі Алматы облысы Жаркент өңірінде дүниеге келген. Жоғарыда жазғанымыздай байға жалданып, жалшы болып жұмыс істеген.




Жалшы кезі. Жаркент, 1917 жыл

Кейін Түркісіб темір жолына жұмысқа тұрып, тас пен балшықтан түрлі мүсіндер жасай бастайды. Тас бетіне Лениннің мүсінін қашап салған соң, қабілетін байқаған басшылар оны оқуға жібермек болғанда, көре алмаушылар бай баласы деген бәле жабады. Тегінің тақыр кедей екендігін дәлелдеу үшін оған анықтама қағазды бір жыл күтуіне тура келеді. Кешіктіріп жеткен құжат қолға тиген соң ғана ол оқуға аттанады.



Анықтама қағаз

1929–1936 жылдары Мәскеу көркем сурет студияларында кәсіби суретшілерден сабақ алып, алғашқы еңбектерін сала бастайды. Білімін жетілдіріп келген соң тынымсыз тер төгіп, 1944 жылы Қазақстанның халық суретшісі атағын алады.

1945–1956 жылдары Қазақстан суретшілер одағының басқарма төрағасы болып еңбек етеді. Ол халық өмірінің алуан түрлі қырын бейнелейтін мыңнан астам туындыны дүниеге әкеледі.

Біз бүгін қайталанбас тұлғаның 1958 жылдан бастап, өмірінің соңғы күніне дейін ғұмыр кешкен музей-үйінен жасалған фоторепортажды ұсынбақпыз.

Музей-үйге кірген бетте оң жағыңызға бұрылсаңыз суретшінің әрі жатын әрі жұмыс бөлмесіне тап боласыз. Қарапайым ғана бөлме. Бірақ мұндағы тазалық пен заттардың үйлесім тауып орналасу тәртібі бірден көзге ұрып тұр.



Төрде жатын төсек пен оның қасында қылқалам мен бояулар сосын домбыра орын алған. Таңқаларлығы қақ төрде қазақтың соңғы ханы Кенесарының портреті ілулі тұр. Бұл туындыны 1935 жылы салған екен. Осы жерде кеңес заманында атын атауға тиым салған ханды қайдан білген деген сауал туады. Шамасы, Әбілхан Қастеев тарихқа өте жақын адам болған секілді.



Кенесары бейнесі. 1935 жыл



Кереуеті мен домбыралары



Қылқаламдары мен бояу, туштары



Көзі тірісінде тұтынған ыдыстары және Жамбыл Жабаевтың мүсіншесі



Шабаданы




Шырағдан мен құмыралар



Әйгілі Түркісіб туындысы төрге қойылған. 1969 жыл



Жазу үстелі



Қолшатыры мен құтысы және өзі салған ұлының суреті

Мақаланың толық нұсқасын біздің порталдан оқи аласыздар: http://e-history.kz/kz/publications/view/888



82 года назад (в 1931 году) был образован Карагандинский исправительно-трудовой лагерь (КарЛаг). Карагандинский лагерь занимает особое место в истории репрессий.

Казахи, немцы, русские, румыны, венгры, поляки, белорусы, евреи, чеченцы, ингуши, французы, грузины, итальянцы, киргизы, украинцы, японцы, финны, литовцы, латыши, эстонцы - адские жернова НКВД перемалывали всех, не разбирая национальностей

Карлаг - один из крупнейших исправительно-трудовых лагерей ГУЛАГа, располагавшийся на территории Карагандинской области Казахстана.

Карлаг был организован 19 декабря 1931, центр лагеря располагался в селе Долинка, в 45 км от Караганды. Карлагу было отведено 120 тыс. га пахотно-пригодных земель и 41 тыс. га сенокосных.

К 1940 году освоенная площадь территории лагеря составляла 1 780 650 га, протяженность его территории с севера на юг составляла около 300 км, с востока на запад - около 200 км.

Одной из главных целей организации Карлага было создание крупной продовольственной и производственной базы для развивающейся угольно-металлургической промышленности Центрального Казахстана: Карагандинский угольный бассейн, Джезказганский и Балхашский медеплавильные комбинаты.

С 1931 года начались массовые аресты крестьян по всему Поволжью, Пензенской, Тамбовской, Курской, Воронежской, Орловской областей.

Заселение Казахстана и создание промышленных центров требовало создания железнодорожного сообщения с центральными районами России. Первый этап Карлага был отправлен для строительства железной дороги от Акмолинска до Караганды.

В мае 1931 года железная дорого была закончена и сдана в эксплуатацию.

После этого в Карагандинскую область и в Осакаровский район, стали переселять семьи строителей дороги. Уже к осени 1931 года 52 тысячи семей были доставлены в центральный Казахстан. Семьи доставлялись в наглухо забитых телячьих вагонах. Вагоны были переполнены. В этих же вагонах ехали беременные женщины, кормящие матери, дети, старики. Многие, уже в вагонах стали умирать. Покойников везли вместе с живыми до места назначения.

Из тех, кто остался, выбрали покрепче и поздоровее, для строительства дороги Караганда — Балхаш. Условия, при которых работали люди, были нечеловеческие. Тем, кто не справлялся с нормой, урезали паек. Изнеможенные люди падали замертво. Тела мертвых клали прямо в железнодорожную насыпь и засыпали грунтом.

Карлаг располагал реальной властью, оружием, транспортными средствами, содержал почту, телеграф. Он состоял из 26-ти «точек», расположенных в радиусе от 2 до 400 км.

В Карлаге работала выездная коллегия Карагандинского областного суда. Приговоры исполнялись на местах. Приговоренных ставили на колени, перед вырытой другими заключенными ямой, и стреляли в затылок. Расстрелянные брались на списочный учет с грифом «Умер», личные дела уничтожали.

Хозяйство Карлага процветало. В Карлаге содержались известные всему миру ученые, военноначальники, деятели культуры, политики, люди духовного звания, монашествующие.

Считается, что за годы своего существования Карлаг принял около миллиона человек. Но поскольку архивы Карлага все еще засекречены, невозможно назвать даже приблизительное число его жертв.

К своему закрытию лагерь уже практически не содержал заключенных по политическим статьям.

27 июля 1959 Карагандинский исправительно-трудовой лагерь закрыт (реорганизован в Управление мест заключения УМВД Карагандинской области).

http://e-history.kz/


16 декабря 1991 года Казахстан получил независимость, обретя новый статус и новые возможности, которые сегодня прочно укрепились в мировом сообществе.

«Без международного признания, гарантий границ со стороны мирового сообщества любые рассуждения о становлении государственности, суверенитете, экономических реформах, развитии социальной сферы оставались бы пустым звуком.»

Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев


После провозглашения Независимости, Казахстан был признан многими государствами мира как полноценный член мирового сообщества. Свыше 120 стран официально признали Независимость Казахстана и установили дипломатические отношения с нашим государством.

Предлагаем вашему вниманию уникальные документы, предоставленные нам Архивом Президента РК. Это письма 1991—1992 гг. об официальном признании независимости Казахстана от некоторых ведущих стран мира.



Письмо Посольства Австралии в Москве Министерству иностранных дел РК об официальном признании независимости Казахстана от 30 декабря 1991 г. (АП РК, Ф.75-Н, О.1, Д.128, Л.1–2, 5–6)



Письмо Президента ФРГ Рихарда фон Вайцзеккера Президенту РК Н. А. Назарбаеву о признании независимости РК от 31 декабря 1991 г. (АП РК, Ф.75-Н, О.1, Д.108, Л.1–3)


Международная телеграмма короля Швеции Карла Густафа Президенту РК Н. А. Назарбаеву об официальном признании независимости РК от 17 января 1992 г. (АП
РК, Ф.75-Н, О.1, Д.111, Л.1,




Письмо Министра иностранных дел Японии Митио Ватанабэ Министру иностранных дел РК А. Х. Арыстанбековой о признании независимости Казахстана от 28 декабря
1991 г. (АП РК, Ф.75-Н, О.1, Д.132, Л.5–7)



Более 10 лет аппарат Rosetta Европейского космического агентства летел к комете 67P/Чурюмова-Герасименко, которая была открыта у нас, в Казахстане.

Сегодня страницы газет и научных журналов, как, впрочем, и анонсы теле- и радиопередач пестрят заголовками о невероятном достижении Европейского космического агентства — спуск на поверхность кометы Чурюмова-Герасименко модуля Philae. Но мало кто говорит о том, что само небесное тело было открыто на территории нашей республики — в обсерватории в г. Алма-Ата (ныне Алматы).

Открытие кометы 67P произошло случайно. В конце августа 1969 года на Обсерватории Астрофизического института АН КазССР (Каменское плато близ г. Алма-Ата) молодые астрономы из Киева Клим Чурюмов и Светлана Герасименко проводили наблюдение уже известных к тому времени комет.



Клим Чурюмов и Светлана Герасименко

«В 1969-70 годы мы с Герасименко Светой обе были аспирантками, я в Астрофизическом институте в Алма-Ате у Д.А. Рожковского, а она была аспиранткой известного специалиста по кометам Всехсвятского С.К. Киевского университета. Наблюдали мы с ней на телескопе по очереди каждый свои объекты. Жили со Светой вместе в общежитии и делили все заботы и по жизни, и по работе. Так и подружились» — вспоминает подруга Светланы Лариса Павлова (старший научный сотрудник Астрофизического института имени В. Г. Фесенкова)



Подготовка к наблюдениям. Сотрудники Астрофизического института в Алма-Ате

В то время в Алма-Ату приезжали ученые из многих советских республик. А все дело в том, что в 1950 году в обсерватории на Каменском плато был установлен уникальный по тем временам телескоп Максутова. Этот аппарат обладал большим полем зрения, благодаря чему снимки содержали изображения обширных звездных площадок и помимо наблюдаемых небесных тел отображали другие слабые объекты.



Первый большой телескоп в обсерватории в г. Алма-Ата, 1950 год

«Благодаря таким возможностям телескопа, случайное открытие комет становится весьма вероятным» — говорит ведущий научный сотрудник Астрофизического института имени В. Г. Фесенкова Любовь Шестакова.



50-сантиметровый Менисковый телескоп системы Д.Д. Максутова

Однако стоит сказать, что и само расположение обсерватории было как нельзя более подходящим для наблюдения за космическими объектами — ученым благоприятствовало чистое небо предгорий Заилийского Алатау.

Именно тогда, летом 1969 года киевские астрономы делали по 2 снимка каждого региона ночного неба каждые 20-30 минут. Такая техника позволяет не только наблюдать изменяющиеся объекты, но и находить неизвестные кометы — сравнивая фотографии, сделанные в различные промежутки времени, на фоне неподвижных звезд можно заметить новые небесные тела.

11 сентября 1969 года, обрабатывая фотоснимки, Светлана заметила на них ряд дефектов и собиралась выбросить, поскольку посчитала их испорченными. Однако передумав, астроном забрала их с собой в Украину. Там уже в октябре того же года при детальном изучении полученных изображений кометы, которую, собственно, и изучали киевские астрономы, на снимке была обнаружена совершенно неизвестная комета 67P — комета Чурюмова-Герасименко.

Комета, открытие которой произошло на казахстанской земле, занесена в каталог короткопериодических комет и регулярно наблюдается во время своих очередных появлений. Ее исследования планируется продолжить до декабря 2015 года.

Светлана Герасименко, которая вот уже 40 лет живет в г. Душанбе, часто вспоминает то время, что она провела в Алма-Ате, и до сих пор не забывает своих казахстанских друзей.

«Мы до сих пор поддерживаем общение, потому как друзья молодости остаются на всю жизнь» — Лариса Павлова улыбается.

Материал подготовлен при поддержке Астрофизического института имени В. Г. Фесенкова

В Советском Союзе действовала хорошо отлаженная система подбора, подготовки и воспитания кадров управленцев. За 74 года советской власти она, конечно, совершенствовалась, но главный принцип — «классовый» — оставался неизменным. Вероятно, поэтому биографии советских руководителейчем-то похожи.



История жизни Исы Халимова не является исключением. Он родился в 1926 г. в Сары-Суйском районе Джамбулской области, в простой казахской семье, занимавшейся скотоводством. В голодные годы отец Исы, спасая близких от смерти, перевез семью в г. Фрунзе, а оттуда — в Туркмению, на станцию Мукры. Таким образом, с 1932 по 1942 гг. Иса жил вне родных мест.
В годы Великой Отечественной войны семья вернулась в Казахстан и поселилась на станции Джамбул. Отец добровольцем ушел на фронт, к счастью, остался жив, хотя и с ранениями, но вернулся. Иса был еще слишком юным для фронта, поэтому он был определен на тыловые работы.

Юноша работал конюхом, затем перешел на железную дорогу, рядом с которой жила его семья. Первое время он работал кочегаром паровоза, затем помощником машиниста, наконец, машинистом.

Война унесла много жизней — все отрасли народного хозяйства испытывали острый кадровый дефицит. Деревенский мальчишка, показавший себя старательным работником, скоро был замечен. В 1946 г., как он сам пишет в автобиографии, «за хорошую работу был отослан на учебу в Алма-Атинский железнодорожный техникум на среднетехнические курсы командного состава. Эти курсы были организованы по приказу МПС (Министерства путей сообщения) для лиц, имеющих среднее общее образование и право управления паровозом». Так как и во время учебы Иса зарекомендовал себя с положительной стороны, его рекомендовали на должность инспектора-приемщика паровозного депо. К этому времени Иса Халимов был уже членом партии, поэтому вскоре он был избран заместителем секретаря партийного бюро и партийным организатором одного из цехов.

В 1948 г. Халимову предложили перейти на партийную работу. Он был назначен инструктором промышленно-транспортного отдела Джамбульского обкома КП Казахстана. В 1950 г. последовало повышение: его перевели инструктором транспортного отдела в ЦК КП Казахстана в г. Алма-Ату, а в 1953 г. он стал начальником политотдела Кзыл-Ординского отделения железной дороги. Политические отделы в СССР исполняли роль дополнительных политических структур. Действовали они с 1933 по 1956 г. в отдельных отраслях народного хозяйства, игравших стратегическую роль в советской экономике, в том числе и на транспорте.

Назначение на должность начальника политотдела было выражением высокой степени доверия и подтверждением политической зрелости Халимова, т.к. именно политотделы были призваны обеспечить руководящую роль партии в жизни страны. Закономерно и то, что Иса Халимов с этой должности перешел в иное качество — он стал слушателем Высшей партийной школы при ЦК КПСС в г. Москве, престижного учебного заведения, попасть в которое случайный человек не мог. Окончив его, Иса получил назначение на должность второго секретаря Джамбулского горкома КП Казахстана. Через год его опять приглашают в Алма-Ату уже в качестве заведующего отделом транспорта и связи ЦК КП Казахстана.



Сознавая недостаточность среднего образования, Иса Халимов принимает решение продолжить учебу и поступает на заочное отделение Казахского государственного университета.

Как следует из характеристики, подписанной одним из секретарей ЦК в 1961 г., Халимов Иса «за время работы в аппарате ЦК КП Казахстана проявил себя как инициативный и энергичный работник, обладающий организаторскими способностями.

Тов. Халимов значительную работу провел на строительстве железнодорожной линии Актогай — Дружба по оказанию помощи в организации строительства и массово-политической работы среди коллектива рабочих и инженерно-технических работников. Вопросы, возникавшие в процессе строительства железнодорожной линии, систематически рассматривались и оперативно решались т. Халимовым в ходе всего производства работ». Именно в тот период за эффективную деятельность Иса Халимов был удостоен правительственной награды.

К этому времени Иса Халимов уже был женат и имел шестерых детей, кроме того, материально поддерживал и своих стареющих родителей.

В апреле 1961 года Иса Халимов был назначен на должность Министра автомобильного транспорта Казахстана.

В развитии советского автомобильного транспорта послевоенного периода исследователи выделяют три этапа. Первый приходится на 1946-1955 гг., когда необходимо было восстановить разрушенную войной инфраструктуру, второй — на 1956-1965 гг. — освоение целинных и залежных земель, в это время шло строительство новых и расширение многих ранее существовавших промышленных предприятий, в том числе и автобаз. Третий этап, начавшийся в 1965 г., характеризовался техническим перевооружением автотранспортной отрасли.

Продолжение читайте по ссылке: http://e-history.kz/ru/contents/view/2635